Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

а не их!, Мой

Любовь и секс в жизни Чехова

Gazeta.pl, Польша

Чехов разделял любовь и секс: первая мешала ему творить, а второй — нет (Gazeta, Польша)
07.11.2020 194510
Паулина Дудек (Paulina Dudek)
О неизвестных сторонах личности Чехова рассказывает Сильвия Фролов (Sylwia Frołow) — сотрудница журнала «Тыгодник повшехны», автор книги «Антоновки: женщины и Чехов», биографии Дзержинского «Любовь и революция» и сборника портретов исторических деятелей «Большевики и апостолы».

Gazeta.pl: Я не знала, что Чехов был таким «безобразником».

Сильвия Фролов: Об этом мало кто знал, поэтому у меня и появилась идея о книге. Чехова обычно изображают большим другом женщин. Он мастерски изображал своих героинь, опираясь на образы своих любовниц, подруг и сестры. Могло бы показаться, что он хорошо понимал женщин, но…

— Но?

— Он был сексистом, сознательно использовал свою красоту и очарование, обладая всем, что нужно привлекательному мужчине: рост 186 сантиметров, красивое лицо, стройная фигура, а к этому еще чувство юмора, хорошие манеры, шарм. В обществе он представал дамским угодником, но всегда был окружен ореолом таинственности. Женщины им восхищались. Пожалуй, ни у одного писателя в мире не было такого количества поклонниц.

— Появилось даже специальное определение: «антоновки».

— Его придумал кто-то из чеховской семьи, скорее всего сестра Антона Маша. Когда он поселился в Ялте, они буквально осаждали его дом, стояли у забора и часами его высматривали. Писателя это смущало, он, как многие современные знаменитости, чувствовал, что лишился частной жизни. Тело Чехова уже разъедал туберкулез, так что «антоновки» радости ему не доставляли.

— Тогда он уже был женат. Читая вашу книгу, я сама сначала поверила, что Чехов был идеальным кандидатом в мужья: умный, добрый, красивый, писатель и врач.

Женщины влюблялись в идеал и лишь при более близком знакомстве начинали видеть изъяны. Правда, я остаюсь «антоновкой», несмотря на то что прекрасно их изучила. Я часто подчеркиваю, что даже если он иногда поступал дурно, то делал это с изяществом.

— «Умные его не возбуждали, а красивые вгоняли в скуку». Ничего себе запросы!
Collapse )
— Пример женщины, которая практически не уступала ему по уму и таланту, был у него перед глазами. Я имею в виду его сестру.

— У Маши были свои амбиции и художественные способности, она могла многого достичь, но полностью посвятила себя брату. После смерти Чехова она организовала его музей. Человечество выиграло, жаль только ее собственной жизни. Она сама говорила, что совершила лучший выбор и никого никогда не любила, но мне в это не верится.

Дважды ради счастья брата она отказывалась от замужества. Его такое решение устроило, ведь он считал, что женщина должна в интеллектуальном плане не уступать мужчине, но ее роль — опекать его. С супругой, московской артисткой Ольгой Книппер, отношения Чехов выстраивал иначе, но тогда он уже был смертельно болен. Кроме того, Ольга обладала сильным характером, ставила перед собой конкретные цели. Она хотела сделать карьеру и не отказалась бы от этого во имя любви.

— Маша, Ольга и Антон составляли причудливый треугольник.

— Ольга вначале была подругой Маши, а потом стала женой Антона. Он часто выбирал себе женщин из круга приятельниц и знакомых сестры, которой обещал, что никогда не женится. Обещание, по всей видимости, было обоюдным, но сдержала его только Маша.

— Почему они так решили?

— Это был неписаный, даже не сформулированный прямо договор: ты болен, я о тебе позабочусь, с нами наша любимая мама, мы живем вместе и никого больше не впустим в нашу семью.

У семьи Чеховых вообще интересная история. Шестеро детей, мать под каблуком отца-деспота, религиозного фанатика, который избивал детей во имя божье. Из Антона веру он выбил навсегда. Дом, однако, благодаря матери был наполнен любовью, поэтому они стремились держаться вместе.

Чехов, еще будучи студентом, стал фактически главой семьи, поскольку его отец-банкрот утратил в ней авторитет. Сын зарабатывал писательским трудом все лучше и купил дом в деревне. Отдыхать они тоже ездили вместе. В письмах к знакомым Чехов пишет, что всюду берет с собой «семейный кружок». Его партнершей по опеке над родственниками стала сестра Маша. Так что в духовном смысле они функционировали, как семейная пара.

— И вдруг Антон женится на Ольге.

— Маша почувствовала, что брат и подруга ее предали.

— В спальне Маши висел большой портрет Чехова. Она могла быть увлечена им, как женщина?

— Такой тезис я выдвинуть не могу, поскольку никаких намеков на это нет ни в переписке с членами семьи, ни в корреспонденции знакомых. Однако когда сестра вешает в спальне портрет брата, это выглядит странно. В какой-то степени она наверняка была в него влюблена. В Ольге она видела соперницу, отговаривала Антона от женитьбы.

— Он был для нее богом.

— Братья Александр и Михаил это видели, второй даже пытался склонить ее к бунту, но безуспешно. В письмах они писали, что Маша просто боялась Антона. Чехов, скорее всего, видел готовность сестры ему повиноваться и пользовался этим.

— Маша и ее мать называли Ольгу «третьей». Чехов прожил в браке всего несколько лет, а с женой они чаще переписывались, чем были вместе. Она работала в московском театре, он, больной, находился в Ялте с сестрой и матерью. Однако в 1904 году он умер в Германии на руках у Ольги, вдали от семьи.

— В течение долго времени после свадьбы Ольга была врагом номер один, в особенности для матери Чехова, а также всех «антоновок». Это напоминает историю Джона Леннона и Йоко Оно, которую обвиняют в распаде «Битлз». Говорили, что Ольга соблазнила Чехова ради карьеры, но это не так: когда он с ней познакомился, она была актрисой МХТ. Там играли самые лучшие — сливки актерского общества. Активной в профессиональном плане она оставалась практически до конца своей долгой жизни. Она любила Антона, хотя и на своих условиях. Она регулярно посещала его могилу, ездила с Машей в Ялту, вместе с ней занималась сохранением его наследия. В этом было что-то от религиозного культа. Чехова она пережила на 55 лет.

— Маша сначала обвиняла Ольгу в том, что та повинна в преждевременной кончине ее брата. Его смерть могла рассорить их навсегда, но вышло иначе.

— Претензии возникли из-за врача, который лечил писателя в Ялте. Он говорил Маше, что пациент нуждается в покое, тишине и отдыхе, но как только приезжала Ольга, тот становился беспокойным, порывался ехать в Москву.

В своей книге я защищаю Ольгу. На мой взгляд, Чехов имел право решать, как и в чьей компании умирать. Он был врачом, знал, каково его состояние, не хотел, чтобы мать видела его смерть. Ольга увезла его в Германию и очень хорошо заботилась там о нем до самого конца. Можно сказать, что они с Машей обе стали вдовами.

— В вашей книге есть такая фотография: две пожилые женщины, одетые в похожие платья и шерстяные кардиганы, сидят на скамейке. Это Ольга и Маша 50 лет спустя после смерти Чехова. Очень трогательно.

— Обе они дожили до глубокой старости. Эта фотография — кадр из документального фильма, снятого в 1950-х. Они гуляют по саду и выглядят очаровательно, напоминая двух сестер. Это была необыкновенная крепкая дружба на всю жизнь. Они друг в друге не разочаровались.

Их переписка длилась 57 лет, это целая эпоха! В 2017 году в России издали два тома их писем. С примечаниями получилось больше 3 тысяч страниц. Они пережили трех царей, три революции, две Мировые войны, чистки Сталина, его смерть. Разумеется, бывали периоды, когда они не могли или не хотели друг другу писать. Видя большой перерыв, я сопоставляла даты с событиями, которые происходили в России, и все понимала. Я читала эти письма две недели по шесть-восемь часов в день, а когда закончила, расплакалась, потому что успела сжиться с двумя женщинами.

— После смерти Чехова у них стало больше пространства для дружбы?

— Наверняка. До этого все крутилось вокруг него. Позже появились совместные племянники, своих детей у обеих не было. Истории этих племянников тоже очень интересны. Гитлер, Элвис Пресли, Мэрилин Монро — с такими людьми им довелось пересечься.

— Как вам удалось распутать любовный чеховский узел? В его романах сложно разобраться, порой у него бывало несколько женщин одновременно.

— Больше всего рассказывают письма, именно они дают образ человека из плоти и крови.

— Кстати, о теле. Известно ли, каким Чехов был любовником?


— Чехов разделял любовь и секс: первая мешала ему творить, а второй — нет. Ставя превыше всего творчество, он отказывался от чувств, одновременно позволяя себе плотские удовольствия. Известно, что в публичном доме он впервые оказался в возрасте 13 лет, а с тех пор стал регулярным посетителем подобных заведений. Пикантные подробности утех с проститутками он описывал в письмах своему издателю Алексею Суворину. Каким он был любовником, мы не знаем, на эту тему мне ничего найти не удалось. Женщины в те времена такие темы не обсуждали.
— Или им нечего было обсуждать?

— Возможно. Рейфилд сравнивает Чехова с гепардом, который каждый раз совокупляется с новой самкой. Однако с тем же успехом Чехов мог быть сказочным любовником. В письмах есть только одна сцена. Они уже поженились с Ольгой, ей дали в театре отпуск, она приехала в Ялту. Пять дней, с его слов, они провели обнаженными и предавались любовным утехам. «Когда ты уехала, на пороге появились антоновки», — заканчивает он этот пассаж.

— Известно, что со студенческих времен у него бывали проблемы с потенцией.

— В 24 года у него началось кровохарканье, но туберкулезом он, скорее всего, заразился уже раньше. Упоминания о проблемах с потенцией появляются в письмах брату или другим адресатам-мужчинам. В посланиях брату Чехов бывал очень откровенен, но Маша позднее вымарала множество фрагментов, чеховеды до сих пор стараются их расшифровать.

— Возможно, там скрывается ответ на мой вопрос. Вы подсчитали, с каким количеством женщин Чехов «имел отношения»?

— Мне не удалось. В книге есть глава, в которой я старалась их сосчитать. Выпускающий редактор советовал мне ее убрать, потому что женщины предстают в ней как объект, а не самостоятельный субъект. Я возражала, поскольку именно так относился к ним Чехов. Обычно говорят всего о трех женщинах: Лике, Лидии и Ольге, но их было великое множество. Мне приятно, когда мужчины, прочтя мою книгу, тоже выражают возмущение антифеминистской позицией Чехова.

— Он писал, что у него не было детства. Женщин (за исключением проституток) он держал «на расстоянии письма». Могло ли недоверие Чехова к женщинам, его нежелание с ними сближаться, быть связано с деспотизмом и жестокостью отца?

— Наиболее склонным к саморазрушению был старший брат Александр. Он злоупотреблял алкоголем, был дважды женат, но тоже окружал себя любовницами. Сейчас мы бы назвали его отношения токсичными. После поездок к нему Антон писал, что достаточно провести с Сашей и его супругой неделю, чтобы почувствовать себя разбитым. Сам Чехов тоже носил в душе детскую травму, возможно, его прохладное отношение к людям происходило из этого опыта.

Обратите внимание, как много внимания он уделял внешнему виду. Он старался всегда быть элегантным: соломенная шляпа, монокль, трость, прекрасно скроенные воротнички. Возможно, у него были какие-то комплексы, связанные с тем, что он происходил не из семьи интеллигентов? Одной даме он писал, что никогда не будет таким утонченным человеком, как ее супруг, ведь его родители торговали селедкой. Элегантность могла быть маской, Чехов никогда полностью не открывался перед людьми. У него есть рассказ «Человек в футляре» — об учителе, который оберегает себя от соприкосновения с миром. Чеховским «футляром» могла быть элегантность.

— Таинственность, неоднозначность еще сильнее привлекали женщин?

— Наверняка. Возможно, он сознательно делал внешнюю оболочку одним из элементов своей сексуальной привлекательности. В этом смысле Чехов — полная противоположность Достоевского, который был экстравертом, сходил с ума от женщин и из-за этого постоянно страдал. Лев Толстой однажды спросил Чехова, много ли тот позволял себе в молодости. Ответом было неразборчивое бормотание. А Толстой гордо провозгласил «Я был неутомимым». Думаю, на их счету было аналогичное количество «подвигов», но Чехов не любил ими хвалиться.

— У кого с кем было больше проблем: у Чехова с женщинами или у женщин с Чеховым?

— У женщин. Он умел уходить без особых угрызений совести, хотя всегда элегантно. Хуже, правда, бывало, когда он не разрывал отношения, а продолжал их поддерживать, как с Ликой. Он не хотел быть с ней, но не отпускал, используя в качестве лекарства от скуки. Она уже умоляла его больше с ней не контактировать, а он смеялся и делал вид, что не понимает, в чем дело. С нее написан убедительный образ Нины Заречной из «Чайки». Жизнь Лики развивалась по сценарию этой пьесы. Самая главная трагедия разразилась уже после премьеры. Чехов прекрасно понимал страдания Лики, но продолжал играть с ней, как кошка с мышью.

— Вы же назвали себя «антоновкой».

— С одной стороны, он нравится мне внешне, с другой — я восторгаюсь им в первую очередь как писателем. Это самый европейский из русских писателей, неиспорченный Россией и идеей служения ей. Он был мастером краткой формы, изящных концовок, его произведения имеют вневременное звучание, поэтому он так популярен до сих пор (особенно в театре). Недавно мне попалось высказывание Ольги Токарчук (Olga Tokarczuk) (польская писательница, получившая Нобелевскую премию по литературе за 2018 год, — прим.пер.), которая призналась, что ориентируется на Чехова.

— Чехов как будто бы сошел со страниц своих произведений. Перед смертью он попросил бокал шампанского, говоря, что давно его не пил.

— Да, он был своим собственным героем. Чтобы его понять, нужно обратиться к историям Иванова, Платонова, Тригорина, как совершенно справедливо написала в попавшей на обложку моей книги рецензии Агнешка Глиньска (Agnieszka Glińska) — прекрасный театральный режиссер.

— Чехов был счастлив в любви?

— Он говорил: «Мы, русские порядочные люди, питаем пристрастие к вопросам, остающимся без разрешения. Обыкновенно любовь поэтизируют, украшают ее розами, соловьями, мы же, русские, украшаем нашу любовь этими роковыми вопросами, и притом выбираем из них самые неинтересные». В этом плане он был очень русским.
Collapse )
а не их!, Мой

В Одессе 7 ноября объявили днем траура в связи со смертью писателя Михаила Жванецкого.

В Одессе объявили траур после смерти Жванецкого
Умерший писатель был почетным гражданином Одессы и президентом Всемирного клуба одесситов. Решение об объявлении траура принял мэр города

В Одессе 7 ноября объявили днем траура в связи со смертью писателя Михаила Жванецкого. Сообщение об этом опубликовано на сайте одесского горсовета.

«В связи со смертью выдающегося одессита, который прославил Одессу на весь мир, почетного гражданина Одессы, народного артиста Украины, президента Всемирного клуба одесситов, писателя-сатирика Михаила Михайловича Жванецкого 7 ноября 2020 года в Одессе объявлено днем траура», — говорится в сообщении.

В городе будут приспущены государственные флаги с траурными лентами.
Collapse )
а не их!, Мой

Всегда была тема порядка восприятия

Скажем два перевода (допустим ПЕРЧАТКА у Жуковского и Лермонтова или УМИРАЮЩИЙ ГЛАДИАТОР - от Байрона до Бродского)
Или варианты киплинговского ЕСЛИ
Или переводы Шекспира (раньше Лозинский мне не казался худшим)
Или книга и кино (скажем куче народу фильм № мушкетера импонирует больше книги)
Но есть варианты бесспорные и тут порядок чтения и первое формирование семантической сети не важно
Месяц назад читал Тамару Катаеву о Пастернаке и окружении
Сейчас прочел воспоминания Ивинской и Емельяновой
На этом фоне текст Тамары Катаевой для меня смотрится гбушным вбросом, ориентированным на обывателя
Примерно также в СССР писали при Солженицына и про Сахарова
Выдергивали, выпячивали, раздували эпизоды и рассматривали всё с позиции навозной мухи
а не их!, Мой

Серьезная заявка на пост и лавры Брежнева? Пронеси Господи....

В Москве представили книгу министра обороны Шойгу
Литературное произведение «Про вчера» посвящено памятным встречам

В Москве, в штаб-квартире Русского географического общества 15 октября состоялось необычно событие - презентация книги министра обороны России Сергея Шойгу. Те, кому удалось ознакомиться с содержанием литературного труда, поделились впечатлениями от прочитанного. Корреспондент «МК» услышал лестные оценки первых читателей книги «начинающего» автора.

Литературное произведение «Про вчера» посвящено памятным встречам

Есть люди, которые могут удивлять. По-хорошему, по-доброму. До легкой зависти к ним. Хотя, собственно, чего завидовать? Это ж дар. Он или есть или его нет.

Вот Сергей Кужугетович Шойгу удивить может. И сейчас речь не о том, как изменилась при нем российская армия, не о Крыме или Сирии. Если человек даровит, то во всем. В этом можно убедиться, например, побывав на родине Сергея Кужугетовича, в Кызыле, где в местном музее есть экспозиция его картин, скульптур и художественных поделок. Специалисты высоко их оценивают.

Но это, оказывается, еще не все. 15 октября в Русском географическом обществе, президентом которого Сергей Шойгу является с 2009 года, состоялась презентация первой его книги. Называется «Про вчера». Жанр и стиль необычные. Эдакая россыпь коротких рассказов-новелл о людях и ситуациях, встречавшихся на жизненном пути.
Collapse )
а не их!, Мой

Видна некорректность в идее целостного восприятия

Покойный А.С.Кронрод как-то написал< что в каждой программе есть как минимум одна ошибка
Примерно также вообще со всем что может модифицироваться и иметь варианты

Я тут в интернете набрел на тексты некой Тамары Катаевой про Пастернака
и его дам и детей

Читаешь и вспоминаешь старый анекдот "про номер на контрастах":
Collapse )
А возвращаясь к теме приходится признать, что вся жизнь человека и даже программы может рассматриваться как целое, но уж больно сильно может деформироваться этот динамический образ конкретным контекстом
И видишь в зависимости от него то голый негатив (включая глючно написанный текст программы или статьи) или позитив (Ого-го как оно таки обобщилось и нарисовалось - само выплыло)
а не их!, Мой

"Его давят, а он не может" (c) Симонов

Когда читаешь явно придирающихся к другим автора невольно хочется и этого автора подвергнуть такому же анализу и осмеянию под лозунгом здравого смысла
Но автор добросовестно скрывается за ширмой
И из-за ширмы судить и о Пастернаке и о Нейгаузе и о Цветаевой и об Ахматовой
И удачно подкрепляет опущенный на уровень бытового реализма образ
С одной стороны оно и приятно для читателя (об этом и Пушкин писал Вяземскому)
И даже сообразуется с наблюдениями (скажем неровными переводами Пастернака) или с "бабским взглядом" на все женские персонажи (тут уж оценок выше крыши)
Вот они голенькие и в этом такие же как ты
А с другой (таки прав Пушкин!) всё же другие
Они писали и работали восхищая мир, а автор текста - мусорщик, а читатель и вовсе любитель
желтой прессы, радостно уравнивающий свои привычки и грешки с авторами, конвертировавшие свою жизнь в творческие достижения...
а не их!, Мой

"СТЕНЫ" в Минске 2020



2020-й, Беларусь
30 июля на предвыборном митинге оппозиционерки Светланы Тихановской собралось, по разным данным, от 35 до 63 тысяч человек. Они хором пели белорусский вариант "Стен".

Часть песни так и осталась на русском языке, а потом белорусы добавили свои куплеты: о несогласии со стариками, которые в течение всего президентского срока Александра Лукашенко ("тяжелых 26 лет") уговаривают молодых терпеть и молчать, о призыве во всем этом "поставить точку".

Белорусские музыканты Alexander Kiss и Сергей Kosmas заявили, что актуализировали текст по инициативе арестованного нынче блогера Сергея Тихановского.

Существует несколько белорусских переводов "Стен". Поэт Андрей Хаданович перевел версию Яцека Качмарского 19 декабря 2010 года, в день президентских выборов, закончившийся жестким разгоном и массовыми задержаниями людей, протестовавших в Минске против очередной "элегантной победы" Александра Лукашенко.

Участники протеста вместе с поэтом пели "Муры" на площади.

"Помню, что сомневался, петь ли мне третий, более скептический и грустный куплет. Но в этот момент спецназ начал "блокировать и рассекать", так что выбор сам собой отпал. Потом друг-поэт пошутил, будто я пел так плохо, что даже у ОМОНа нервы не выдержали", - рассказывал Андрей Хаданович Белорусской службе "Радио Свобода".

В современных белорусских "Стенах" изменился музыкальный темп, теперь это не баллада, а рок-вариант. В нем "по всей Беларуси поднялся народ свободу свою отстоять". К тому, что исполняется сейчас на митингах, Сергей Тихановский и его товарищи-музыканты добавили призыв к офицерам (военным и прочим служивым) действовать по совести и не идти против народа.

На днях лидеры движения польской "Солидарности" и бывшие политзаключенные обратились с открытым письмом к белорусам. Они приветствуют стремление граждан отстоять ценности демократии и свободы и призывают мировых демократических лидеров поддержать белорусов.

"Почувствуйте солидарность от всех граждан мира - и стены рухнут", - говорят бывшие политзаключенные в коммунистической Польше лауреат Нобелевской премии мира Лех Валенса, инженер экономических реформ в Польше после падения коммунизма Лешек Бальцерович, главный редактор Gazety Wyborczej Адам Михник и другие.
Collapse )
а не их!, Мой

Почему-то мир устроен так, что ястребы формально локально побеждают

Похоже, что для них процесс важнее конечного итога
А "голубям" и "отпорщикам" (Доккинз) разборки и силовые наезды обычно противны и это крайняя ответная мера
Казалась бы живи и будь радостен, но не всем это в радость
Некоторым показать, что ты круче важнее
Причем это человеческий тип
Скажем тот же Марк Твен (перечитываю) при всём остроумии не агрессор
А агрессия иллюстрируется даже и на модном ныне "ME TOO" (ссылка в комментах)
Ситуации понятно бывают разными, но доля людей которые ловят волну хайпа тут (как и в случае иных любителей ловить общественные волны) значима
Забавно, но всё идет к тому, что программируемые партнеры мужского пола имеют шанс оказаться более востребованными
Женский пол в нынешние времена органичнее сливается с тенденциями века
Пелевин, похоже, и тут угадал
а не их!, Мой

"Глазами разума"

Где-то в 9-м классе у меня учительница (не помню даже предмет) реквизировала книгу
Существовало две техники чтения книги на уроке
Или под тетрадями и учебниками или через щелку в классной парте
В те времена существовали школьные парты в которых их часть (створку) можно было вставая поднять, а садясь - опустить (примерно как створку у окна, но не вертикально, а горизонтально)
Кстати и держались створки почти также как оконные
И выкрашены парты были в радикально-тягучий зеленый цвет.
Я таки уже стремился жить категориями приближающимися к ревизии плакатов и лозунгов
И взял отцовскую книгу Стефана Гейма "Глазами разума" (вполне легально изданную)
Ну и попытался приобщиться
Не очень понравилось, но зачитался
Подкравшаяся учительница потребовала отдать книгу, по хамски заявила, что она для взрослых
Collapse )
а не их!, Мой

Шельмование в сетях.

Шельмование в сетях. Роулинг и Каспаров присоединились к обращению в поддержку свободы слова
8 июля 2020

Роулинг подверглась шельмованию в соцсетях из-за своих слов о необходимости психологической помощи людям, думающим о смене пола
Около 150 писателей, ученых и общественных деятелей выпустили открытое письмо против нового на Западе явления, получившего название cancel culture, что можно перевести как "культура бойкота".

Это явление вновь привлекло внимание на фоне недавних протестов против расового неравенства.

Нынешнее повышенное внимание к вопросам расовой справедливости - в целом положительное явление, но оно не должно вести к удушению свободы дискуссий, говорится в обращении, опубликованном во вторник в журнале Harper's Magazine.

Возможна ли абсолютная свобода слова?
Авторы письма критикуют моду на публичное шельмование, остракизм и слепую однозначность моральных оценок.

Что тревожит авторов письма?
"Свободный обмен информацией и идеями, кровь и плоть либерального общества, ущемляются все больше", - говорится в открытом письме.

Авторы выступают в защиту решительного и даже язвительного высказывания своих мнений.

"Необходимо сохранить возможность искренне не соглашаться с чем-то без тяжелых профессиональных последствий для себя", - пишут они.

Среди подписавших письмо - британский писатель Салман Рушди, в 2008 году получивший рыцарское звание
Авторы письма критикуют чрезмерные наказания, налагаемые на людей так называемыми лидерами общественного мнения.

"Слишком часто слышны призывы к скорой и суровой расправе за то, что кажется кому-то выходом за рамки допустимой свободы слова и мысли".

"Редакторов убирают за публикацию неоднозначно воспринимаемых текстов, изымаются книги, журналистам запрещают освещать определенные темы, преподаватели попадают под расследование за цитирование в классе литературных произведений, исследователя увольняют за распространение им своей работы, ранее получившей признание академического сообщества, руководителей организаций выгоняют за неудачные оговорки".

"Возникает самоцензура писателей, деятелей искусства и журналистов, которые боятся за свое жизненное благополучие, если они отклонятся от общей линии или хотя бы поддерживают ее недостаточно рьяно".

К обращению присоединились американский философ Ноам Хомски, живущий в США британский писатель Салман Рушди, некогда приговоренный к смерти иранским аятоллой Хомейни за оскорбление чувств мусульман, шахматист Гарри Каспаров, писатели Маргарет Этвуд, Мартин Эмис, Малкольм Гладуэлл, известная феминистка Глория Штайнем.

Свои подписи под ним поставили постоянные авторы New York Times Дэвид Брукс и Бари Вайс. Редактор раздела мнений и комментариев этого издания недавно лишился работы за публикацию текста сенатора-республиканца Тома Коттона, выражавшего личную точку зрения последнего по поводу движения Black Lives Matter.
Collapse )