Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

а не их!, Мой

Из какого сора выросла Шапокляк?

Эдуард Успенский: «Прототипом старухи Шапокляк была моя первая жена»
В прокат вышел японский «Чебурашка». «Воздух» поговорил с писателем Эдуардом Успенским, Чебурашку придумавшим, — о японской франшизе, Михалкове, анекдотах, свободе и сопротивлении.

6 июня 2014
Эдуард Успенский: «Прототипом старухи Шапокляк была моя первая жена»

Надоело вам, что пятьдесят лет все вас спрашивают про Чебурашку?
И что вы ответите сами себе?
Понятно. А откуда взялся крокодил Гена? У него есть родословная? Это наследство Чуковского?
Я когда-то прочитал у одного академика, что любое живое существо в своем развитии рано или поздно дойдет до мыслящего состояния, так что возможно появление мыслящей плесени. И я подумал, что если человек развился из обезьяны, то и другие животные могут стать мыслящими. И у меня был рассказ — как раз про то, как человек встретил крокодила и стал разговаривать с ним. И вот он никак не мог поверить в то, что существуют мыслящие крокодилы, пока крокодил его не съел. Я подумал, что в городе может жить крокодил. И повесть начиналась с него, а не с Чебурашки!
Как вы оказались предметом успешного ­литературного экспорта? «Архипелаг ГУЛАГ», «Мастер и Маргарита», «Доктор Живаго» и вы — как вам в этой компании? Почему иностранцы понимают ваш юмор?
Во-первых, всегда есть сюжет. Во-вторых, незнакомая атмосфера — но добрая. Никому не отрубают руки и ноги, и кончается все хорошо. Но не все иностранцы… С японцами очень трудно. Я пришел на встречу с фанатами Чебурашки — там сидели молодые женщины 20–30 лет. Я го­ворю что-то, что считаю смешным, — они ­сидят и глазами хлопают, приходилось говорить им, что это шутка. Я рассказываю — переводчица переводит, и переводит, и переводит. Я думаю: постараюсь говорить короткими фразами. И чем короче фраза, тем дольше перевод. Другое мышление.
Вы, кстати, видели этот новый японский мультфильм про Чебурашку, Макото Накамуры?
Да, достаточно хороший.
Чем он отличается от качановского?
По стилистике ничем не отличается. Во-первых, они абсолютно передают пластику Чебурашки. И это милое настроение, которое царит в мире Чебурашки и крокодила Гены. Такое ощущение, будто снимал сам Качанов. Но вплетаются новые сюжеты, новые герои — и вот этим-то он и интересен. Там так же действует старуха Шапо­кляк — тоже занимается своими каверзами и проказами. Есть еще Девочка, которая когда-то потеряла своего дедушку и безумно по нему скучает. Какие-то события в цирке происходят. В общем, этот мир расширен. И говорят на русском языке — и даже в японском варианте говорят по-русски и идут титры японские!
Придуманный почти полвека назад Успенским Чебурашка до сих пор не теряет своей актуальности — например, недавно в Совете Федерации предложили назвать именем ушастого героя российский интернет, закрытый от внешнего мира

А вы смотрели мультфильмы Миядзаки?
Смотрел «Унесенные призраками» и еще несколько штук. Мне становится скучно. Совсем не мое. Диалога нет. Как может быть совсем без диалога?! В диалоге есть фокусы, которые я много раз пытаюсь объяснить, но никак не могу. Практически всегда диалог строится так, что в первой фразе — вопросе — уже заложен сам ответ. Все спрессовывается — и на картинке нет пустого ­места. Кстати, когда я переводил «Дядюшку Ау» Ханну Мякеля (оригинальное название «Господин Ау». — Прим. ред.) — у него вообще нет диалога во всей книжке, — приходилось придумывать. Поэтому Дядюшка Ау там сам с собой разгова­ривает, чтоб взялись какие-то выводы и мысли. ­Когда Ханну прочитал, то сказал: «Я тебя убью». ­Потому что у него там религия, философия, а я понимал: если я переведу то, что он пишет, то издательство никогда в жизни не издаст это. Но он успокоился, когда увидел мультфильм.
Я читал его книжку, вашу биографию. Ханну Мякеля — надежный источник информации о вас?
Это его книга, он так видит. Он мой большой давний друг. Финны вообще серьезные ребята, они никогда ничего не врут…
Он, однако, пишет, что из «Вниз по волшебной реке» советская цензура вымарывала слова немецкого происхождения — например «кухня». Это ж бред.
Да! Немецкие слова вымарывали! Вообще не хотели печатать. Говорили, что царь — это намек на Хрущева. Там царь собирается в деревню, говорит: «Буду пахать, как все люди». Кощей Бессмертный там говорит, гремя цепями: «Мне не­чего терять, кроме своих собственных цепей». ­Говорили, что это я лозунг пролетариата взял.
Еще он пишет, что прототипом старухи Шапокляк была ваша мама.
Нет… скорее жена. Вообще считается, что человек подбирает себе жену по образцу своей матери. Мать у меня была довольно противная тетя. То есть, может, она была и хорошая тетя, но нас было трое детей, она старшего и младше­го любила, а я у нее проходил как нелюбимый. По этому типу я выбрал себе жену, которую я тоже не любил. И вот с первой жены я, может, и писал. Она такая строгая, противная, вредная.
Вы, странным образом, оказались любимым персонажем таблоидов
.

Большие мерзавцы все эти журналисты. Им хочется, чтобы рейтинг поднимался, и чем лучше человек, тем больше рады его обгадить. Охотятся за мной — найти гадость и дать в эфир. Моя жена, с которой мы развелись, в прошлом го­ду 13 раз выступала, какой я тиран и как я издевался над ее ребенком…
Когда ругают негодяя — это норма, это неинтересно. Свора тявкающих ­собачек. И рейтинг растет.
В Японии вокруг Чебурашки вырос нешуточный культ, так что появление полнометражного мультфильма, частично повторяющего сюжет советского мультика, неудивительно

Но, послушайте, ведь падение планки ­вкуса — это ведь тоже следствие капитализма, ­который вам так нравится. В СССР невозможны были такого рода таблоиды…
В СССР было другое средство отупления человека — пропаганда. При большевиках в СССР, да, был какой-то ценз, и пошлости очень жестко карались. И это нормально. Если б такая государственная цензура была сейчас, я бы не возражал. Но это разные вещи. Они разрешают пошлость и запрещают нормальную критику. При Ельцине про Чечню шел каждый второй репортаж, потому что много несправедливости было. Сейчас тоже много несправедливости — но мы про это не знаем.
В компании вы шутник и балагур? Шутите все время?
«Шутник» и «шутите» — это какие-то глупые слова. Нет. Вот когда у нас была компания — Аркадий Хайт, Саша Курляндский, Феликс Камов, — мы к юмору относились профессионально. Я читал книжки о юморе, Фрейда, об отношении остроумия к подсознательному, всякие. И мы учились строить репризу-остроту, играли в такую игру — когда все время на ножах, все время острили. И надо было не самому сострить, а создать ситуацию, подвести приятеля под репризу. И когда он репризу скажет — ага, попался! Кто-то выходит из комнаты, и мы договариваемся: сейчас он вернется, и я ему что-то скажу, а он ответит так-то и так-то. Он входил, я говорил — и тот задумывался: здесь правда есть возможность сострить или это они подстроили — и ты так дешевенько остроумно ­чего-то скажешь?
А есть какая-то особенность русского смеха, которую не понимают иностранцы и которая сближает нас всех?

У русских более жестокий юмор, более злой, особенно крестьянский, когда надо было дурить барина. А иностранцы порой не понимают даже.
Они спрашивают, например, какая разница между русскими детьми и голландскими. Я говорю, что у русских детей есть анекдоты, даже политические. А ваши дети анекдотов не знают. Приведите пример. Вот заяц и медведь собирают малину на берегу реки на разных сторонах. Заяц кричит: «Миша, плыви ко мне!» Миша: «Не могу, делом занят». Заяц: «Миша, плыви сюда, дело есть, очень важно!» Медведь приплыл: «Ну чего?» — «Миша, посмотри, как на другом берегу много малины!» Голландцы радостно стали смеяться.
Другой сейчас расскажу анекдот. Заяц и медведь летят на самолете, у зайца есть билет, а у медведя нет. Входит контроль. Медведь говорит: «Послушай, заяц, дай мне свой билет». «А я?» — «А я тебя за уши возьму и в иллюминаторе буду держать». Подходит контроль: «Ваш билет». «Пожалуйста». — «А почему у вас рука в окне?» — «А это я курю». — «А курить в самолете нельзя». — «Да? Ну и не надо». Здесь голландцы так огорчились — а-а-а! Им стало жалко зайца. Я им долго рассказывал, что он упал в стог сена, а стог сена плавал в воде — и он жив и здоров. Поэтому как рассказывать им детский анекдот про то, как Чебурашка и крокодил Гена на 20-м этаже ели лепешки — и кто-то уронил лепешку? И вот Чебурашка побежал по лестнице — а Гена прыгнул. Чебурашка снизу: «Гена, тут есть две лепешки — побольше и поменьше — какую брать?» Вот как им это рассказать? Они скажут — ­варвары, идиоты!
Вам помогает, что у вас техническое образование, вы закончили МАИ?
Да. Проектирование прибора очень напоминает создание детской книжки. Тебе заранее дают размеры этого прибора, какие сигналы входят от него и какие должны выходить. Ты начинаешь конструировать, а он здоровый, не может поместиться в ракету. Думаешь, как уменьшить, какие взять материалы, чем что заменить. Так же детская книжка. У прибора одна задача, у книжки другая — привести читателя куда-то. Книжка — это проповедь, которая развивается на глазах.

Проповедь? Вы чувствуете ответственность?
Когда-то я вовсю старался грызть советскую власть в книжках. Один великий психиатр сказал мне, что это неправильно. Детям не надо говорить, что они живут в плохом государстве. Они должны знать, что у них лучшее государство, лучшие родители. Потом сами разберутся. Поэтому я перестал ругаться с государством, искать способы укусить. А потом опять вернулся к этому. Опять мне стали не нравиться порядки.

Вы же слышите наверняка мнение, что раньше был хороший Успенский, а теперь уже не тот, вот раньше смешно — а теперь…
Ни. Фи. Га. Дело в том, что мои книги все сю-жет-ные. На сегодняшний день этим никто не владеет из детских писателей. Отчего я ненавижу Михалкова? У него «Дядя Степа» — очень слабое произведение. Там нет главного сюжета, только набор эпизодов. Нет характера у дяди ­Степы. Он длинный — а это не черта характера. Ничего в нем нет, просто тиражи его сделали.
А вы вот Михалкова, который уже столько лет в могиле, не можете простить все равно, что он вас не печатал?
Однажды Виктория Токарева мне сказала, мол, ты зачем обижаешь Михалкова, он же старенький. Даже стареньких негодяев надо давить — чтобы молодые негодяи не думали, что им простится в пожилом возрасте. Было 16 изданий «Дяди Степы» в год, а ничего другого просто не было. Пустое стихотворение. Среднее. Нормальное. Хороший стих… Он здорово рифмовал — тут ничего не поделаешь, мастер. И я думаю, у него был изначальный талант на уровне Шекспира, — потому что он столько наделал подлостей, а ведь талант за это расплачивается.
Он до последних дней писал хорошие стихи. По форме — не по содержанию. А в моих книгах есть сюжет. А сюжет — это дорогой товар. Когда тебя захватывает сюжет — волей-неволей будешь читать дальше. Вот этим я владею хорошо. Поэтому я не боюсь за свои книги — не боюсь, что их забудут.
Ваши читатели — дети лет шести, и к этому возрасту у них уже сформирован литературный вкус Чуковским, Маршаком, Заходером. Вам это помогает, что ваши читатели уже знакомы с этим типом русского абсурда?

Я поражаюсь смелости Маршака — какую глупость и дурь он писал! «Вместо шляпы на ходу он надел сковороду!» Это… это же… просто бред! Но однако ж это классика, и мы к этому привыкли. Насколько же он был смелый, что написал такое! Или, например, у Чуковского — «ехали медведи на велосипеде». Ну ладно медведи, но за ними кот — почему он ехал задом наперед? Почему?! На чем он ехал?! Волки там, комарики — что за странная компания? Бредятина! Это графо­мания! Это не литература! Но она стала литера­турой — и влияет на все последующие книги.
Ну а вы что, воплощенный здравый смысл? Чебурашка тоже очень странный.
Это нормально, это реалистическая ситуация. Или вот академик Иванов у меня. «Он мог погладить тигра по шкуре полосатой» — никто не удивляется. «Он не боялся встретиться на острове с пиратами, он только улыбался под дулом пистолета». Профессор! Мудила, конечно, но это нормальная история — нет ничего такого, он не надевает сковороду на голову. Я такого не придумывал!

Да, у вас рационально обычно поступают персонажи. А вот у Маршака, например, богач мистер Твистер приходит в гостиницу, а ему не продают номер, ни за какие деньги. Вам не кажется, что классическая детская литература может давать детям противоядие от капитализма: ребенок читает «Мистера Твистера» — и понимает, что, кроме денег, в мире есть что-то еще?
Нет. Это хорошо написанная большевистская пропаганда. Когда-то я вел программу на радио «Юмор в коротких штанишках». Мне мама пишет — мы рассказали мальчику про буржуев, а он спрашивает: «А кто это?» Ему отвечают: «Сам не работает, все за него делают слуги, ест хорошую еду». Мальчик сказал: «Я бы тоже хотел так жить». Меня так это порадовало!

Но, послушайте, сейчас тоже есть пропаганда — просто пропагандируется не коммунизм, а «свобода».
Все-таки когда пропагандируется свобода, мне это приятнее, чем когда холуи выскакивают на экраны и льют-льют ложь, тявкают: «Крым, Украина, бандеровцы — ыв! Ыв!» И ни одного ­голоса против!

Вас не смущает, что при полной свободе обычно самые богатые заказывают музыку?
Я не знаю, я не самый богатый, но при Ельцине я работал на телевидении два года и проповедовал то, что хочу. Но если богатые не идиоты, ­если над ними не стоит Путин с топором, то они нормальные люди. Они будут заказывать то, что и другим нравится людям, — веселые, хорошие передачи.
Чего не может быть в детской книжке? Про федерализацию Украины или про Наваль­ного — можно? Где границы?
Безусловно, все что угодно может попасть в детскую книжку. В моей последней книжке — «Жаб Жабыч метит в президенты» — там в городе вывели огромную мыслящую лягушку, и ребята хотят сделать ее мэром города. А начальство хочет завалить кампанию, боятся, что будут изменения во власти. Там есть много совершенно взрослых вещей, которые понятны ребятам. Такая игра, где в юмористической форме рассказываются неправильные вещи и объясняется, что с ними можно как-то справляться.
Что значит — неправильные вещи?
Ну например, я жил в Переделкино и вдруг узнал, что кусок парка огораживают забором. Я прихожу — что это такое? Оказывается, Одинцовское лесничество сдало в аренду на сколько-то лет группе каких-то милицейских начальников. Парк огорожен, столбы вкопаны, сетка надета. Вот я пришел туда и пропилил дырки ножовкой, чтобы другие ходили.
Фирменная эмоция Успенского — трансляция чувства одиночества: Чебурашка, Крокодил — японцы как раз на это, наверное, реагируют. У вас есть какой-то особый опыт одиночества?
Никакого! Были б вы здесь в воскресенье — сколько народу здесь было. Войнович приезжал.
Но тогда почему они все такие у вас страшно одинокие? Как так получилось?
Да дураки, что сказать. Не могли собраться вместе! Пришлось их собирать.

Интервью
Лев Данилкин
а не их!, Мой

Не читают власти Леви-Стросса

Путин внес законопроект об обязанности школ прививать детям патриотизм и уважение к «героям Отечества»
21 мая 2020, 17:22

Президент Владимир Путин внес в Государственную думу законопроект, который вносит изменения в федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». Об этом сообщается на сайте нижней палаты парламента.

Законопроект предлагает добавить в определение воспитания детей «формирование чувства патриотизма и гражданственности, уважения к памяти защитников Отечества и подвигам героев Отечества, к закону и правопорядку, человеку труда и старшему поколению, взаимного уважения, бережного отношения к культурному наследию». Эта формулировка взята из поправок в Конституцию, вынесенных на голосование.

В документе предлагается сделать воспитание составной частью образовательных программ. В частности, в них включат «рабочую программу воспитания» и «календарный план воспитательной работы».

«Принятие федерального закона будет способствовать всестороннему духовному, нравственному и интеллектуальному развитию обучающихся, воспитанию в них чувства патриотизма и гражданственности, уважения к памяти защитников Отечества, старшему поколению и человеку труда», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.
Collapse )
а не их!, Мой

Кругом амбивалентность

Смотрю на свой красный нос в лифте и вспоминаю
"Краснощек и краснонос
Кто он дети? - Дед Мороз

Краснощек и седовлас
Кто он дети? - ....

Удивительно как разнообразен контекст добавляемый в ходе коммуникации
В связи с частным вопросом пришлось смотреть как Аристотель наезжает на эйдос и идеи у Платона
Но поразительно как цифровизация превращает метафору Платона в реализуемую схему
И впрямь нетрудно давать цифровые имена и дифференцировать различия и контекст
А контекст часто много информативнее ощущений
Перечитываю сейчас Академию-2 и вспоминаю как много из Академии-1
я дорисовывал к окружающему меня миру
И себя (конечно) как Селдона
Вообще умение раскрасить мир вокруг позитивно
Иногда и люди приобретают извне
Но чаще все остается как было
Так что остаюсь краснощек и краснонос
а не их!, Мой

Удручающие инварианты

Антон Чехов «Хорош божий свет. Одно только не хорошо: мы.
Как мало в нас справедливости и смирения, как дурно понимаем мы патриотизм! Пьяный, истасканный забулдыга муж любит свою жену и детей, но что толку от этой любви?
Мы, говорят в газетах, любим нашу великую родину, но в чем выражается эта любовь?
Вместо знаний — нахальство и самомнение паче меры, вместо труда — лень и свинство, справедливости нет, понятие о чести не идет дальше «чести мундира», мундира, который служит обыденным украшением наших скамей для подсудимых. Работать надо, а всё остальное к чёрту.
Главное — надо быть справедливым, а остальное всё приложится».
а не их!, Мой

В патернализме, в дури в скрепах Мы впереди планеты всей

Протоиерей Димитрий Смирнов предложил обучать детей церковнославянскому языку вместо английского
время публикации: 6 октября 2019 г., 15:44 | последнее обновление: 6 октября 2019 г., 20:44

Протоиерей Дмитрий Смирнов

Председатель патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов в эфире телекомпании "Союз" предложил обучать детей церковнославянскому языку вместо в английского, сообщает "Интерфакс".

Глава патриаршей комиссии посетовал, что "ребеночек не успел родиться - уже английскому учат". По мнению священника, "надо сначала церковнославянскому, потом, может быть, греческому (мы от греков восприняли нашу веру), это же тоже очень важно".

"А так, конечно, стоит как столица Камбоджи и ничего не понимает", - сказал отец Димитрий.

Тем, кто предлагает Церкви перейти на современный язык, он предложил взять газетную бумагу, на ней написать "1000 рублей" и идти в магазин, добавив, что там все-таки захотят получить настоящую купюру. "Так вот, это ) настоящий, а современный язык - это ненастоящий, там половина аглицизмов - все же щеголяют... Вместо коробки для еды "фудбокс" говорят в самолете. "Все ли получили фудбоксы?" Привет, я что, в Америку лечу?" - отметил священник.

Смирнов также высказался против перевода богослужений на русский язык. "Даже Зеленский через пень-колоду, но говорит по-английски. И еще за полгода выучил украинский. А церковнославянский язык - это вообще основа русского языка, там надо выучить два десятка слов", - сказал он.

По его словам, любое дело требует специальной подготовки - вождение автомобиля, учеба на мехмате и так далее.

"Просто палец о палец человек не хочет ударить, а мы должны для него весь двухтысячелетний строй церкви переиначить. А может, и иконы писать на световых коробах, а может, вместо крестов звездочки, они более понятны, мы привыкли: "кремлевские звезды над нами горят..."? И храмы делать в виде амбаров, потому что сколько наших храмов - десятки тысяч - использовали как амбары для зерна? Давайте амбаров настроим - вот будет красота!" - сказал священник.

Протоиерей добавил, что не нужно подстраиваться под ленивых людей. "Русский язык - язык газет, язык телевидения - это меня совсем не устраивает, а церковнославянский, как один мудрый батюшка сказал, на нем не написано ни одной плохой книги", - отметил отец Димитрий.

Протоиерей Димитрий Смирнов в последнее время выступал против губительных абортов, влюбленности - болезни, доводящей до самоубийства, крещения детей, рожденных с помощью ЭКО, "не получившей подтверждения" теории Дарвина, говорил о слабости женского ума, называл трагедией "неполноценность" абсолютного большинства российских мужчин, в которой виноваты женщины, а также предрекал гибель "христианской цивилизации", требовал введения "зарплаты" для многодетных матерей и агитировал против мультфильмов.
Collapse )
а не их!, Мой

Идолы хайпа в глобальной деревне

Однако Грета Тунберг не воцарилась бы, если б на то не существовало запроса. Что лежит в основе ее торжества? То же, что в феноменальном успехе Бузовой в России. И по Грете, и по Ольге изначально видно, что они особенные (в политкорректное время используют подобные эвфемизмы).
И, наблюдая за ними, человек — даже самый неказистый — чувствует себя полноценнее. Такие, как Грета и Бузова, нужны обществу, чтобы скрывать его тотальную деградацию. Нет, вы не тупы и не больны. Вы умны и красивы. Не верите? Смотрите на Грету и Бузову.

Так же зритель питается идиотскими шоу, в которых препарируют бухую Шурыгину и умирающих Фриске с Заворотнюк. Так же он пялится на блогеров, совершающих очередную дурь. Чужая глупость и мерзость нужны, чтобы не замечать свои собственные. Потому на Грету и Бузову подписываются миллионы.

Человек стал слишком ленив и посредственен. Он больше не хочет тянуться к лучшим, опираясь на плечи гигантов. На это нет ни сил, ни желания. Прогресс, писал Руссо, не дал нам ничего, кроме падения нравов, — и это тоже. Но что определенно подарил нам прогресс — так это ощущение ложной легкости и фальшивую уверенность в том, что мы властелины мира.

Для чего учиться, если информацию можно скачать в Интернете? Для чего работать, если можно паразитировать? Для чего совесть и честь, если они не только бесполезны, но и вредны в современном мире? Новый человек растет в мире товарно-денежных отношений, где все — от девственности до веры — имеет свою цену, но вместе с тем все предельно обесценено.
Ребенок думает, что может получить любую информацию благодаря одному клику. Для look’а он выпотрошит родителей или, если не повезло, устроится закладчиком, веб-актером или поваром, но лучше всего: «Мама, я не хочу в школу и институт — какой смысл? Я буду блогером!»

И действительно: для чего учиться пять-шесть лет, чтобы работать педиатром за 25 тысяч рублей, придавленным хамоватыми родителями и бюрократическим государством? Если можно стать бьюти-блогером, трэвел-блогером — и зарабатывать много денег? Намного проще и выгоднее.

Что может удержать от такого? Ответственность, долг, служение людям, некая высшая миссия — все это не только оплевано, но и высмеяно в современном обществе. Вам никогда не покажут санитарочку, порядочно работающую за 10 тысяч рублей, но каждый вечер в прайм-тайм вам подсовывают шлюх, социальных и политических, и говорят: стремись жить так, как они.

И тут возникает иная опасность. Те, над кем насмехались, используя для избавления от комплексов и напряжения, оказываются законодателями моды. Грету и Бузову больше не водят за ручку, как уродцев, — теперь они водят людей за нос, и те алкают быть похожими на них, потому что так выглядит, пахнет, говорит успех.
Прикоснись к нему: подпишись на Инсту, купи альбом, книгу, трусики, услышь речь, сходи на концерт… Фраза «будьте проще — и люди к вам потянутся» принимает совсем уж зловещий смысл. Будьте патологически проще, спуститесь до нижнего дна — и вы добьетесь успеха. Чем глупее, тем лучше. Чем больнее, тем ярче. Чем безответственнее, тем краше.

Трагедия в том, что миллионы хотят походить на Грету и Бузову. Но еще большая трагедия состоит в том, что миллионы ими никогда не станут и будут испытывать страдания неполноценности, глядя на еще более неполноценных. Они сами взрастили монстров и теперь поклоняются им, принося в жертву знания, достоинство, семейные узы и даже собственное потомство (как та девушка из Кирова, оставившая свою трехлетнюю дочь в пустой квартире на неделю ради трансляции в Инстаграме).

Современные подростки и дети, которых во многом олицетворяет Грета, понимают это лучше других. Многие из них превратились в ювенальных фашистов, требующих ключи от мира по одному лишь праву своего рождения. Прошлое бесполезно, говорят они, мы здесь власть, и мы устанавливаем свои правила, а вы, взрослые, — чума и гибель, вы бесполезны, как бесполезны все достижения тысячелетней цивилизации. Но нет, стойте, не уничтожайте их сразу — дайте их нам, эти блага, и отойдите в сторону, а мы уж без вас разберемся. Потому что мы лучше — и мы вас обвиняем!

Но беда в том, что сами детки с наследием предков не разберутся. У них нет для того ни сил, ни знаний, ни воли. Они вторичны, слабы и мягкотелы. Они читают с экрана или по бумажке, они талантливы даже, но они — не самостоятельны. И в том числе от того в них зреет еще большая ярость.

Подобное, конечно, уже было и в истории, и литературе. Будь то выдуманные «дети кукурузы» или реальный крестовый поход детей под предводительством пастушка Стефана. Но то, что это уже было, не снимает проблемы, а, наоборот, усугубляет ее. Ведь болезнь разрастается и становится не просто нормой, а ролевой моделью. И больные с детскими лицами приходят к взрослым — обвиняют и требуют, требуют и обвиняют снова.

Так выглядят последние времена, когда дети восстают на родителей и умертвляют их. Потому что антихрист — не рогатый черт, пахнущий серой. Антихрист — это слабость и дурь человеческая, позволяющая творить то, что не вовремя и не к месту, спускаясь на самое дно глупости, тщеславия, алчности и гордыни.
Collapse )
а не их!, Мой

Кремль, оппозиция и «детская болезнь левизны» (с) Ульянов

Кремль, оппозиция и «детская болезнь» российской политики
Обществу пора перестать делить сыновей и дочерей на "своих" и "чужих"
Collapse )
Для тех, кто забыл, напомню вкратце канву событий. На видеозаписи видно, как молодой человек в красных шортах и черной футболке (Сергей Фомин, который позднее сам сдался властям) сначала координирует действия организованной группы участников несанкционированной протестной акции, а потом берет на руки ребенка — как сказано в видеоролике, для того, чтобы использовать младенца в «качестве живого щита».

В современном обществе нет места анонимности. Всех участников этой мизансцены очень быстро нашли. Прокуратура изначально требовала лишить родителей мальчика родительских прав. Но суд принял совершенно справедливое решение: требование прокуроров оставить без удовлетворения. И вот новый этап этой драмы: надзорное ведомство настаивает на своей правоте.

Я журналист и зарабатываю себе жизнь тем, что нахожу слова для описания тех явлений нашей жизни, которые иногда очень сложно описать. Я не могу себе позволить использовать фразу «у меня нет слов» — не могу, но все равно вынужден к ней прибегнуть. У меня действительно нет слов. Несмотря на весь свой уже довольно немалый журналистский опыт, я искренне не понимаю, как такое возможно.

Конечно, действия супругов Проказовых, взявших своего годовалого ребенка на несанкционированную протестную акцию, мне тоже очень сложно объяснить. Уличная политическая борьба — штука по определению опасная и непредсказуемая. Младенцев на таких акциях точно быть не должно. Там есть место лишь для взрослых дядь и теть, которые заведомо понимают все риски и осознанно на эти риски идут.

Но что это доказывает? Применительно к супругам Проказовым — лишь то, что они поступили как минимум неблагоразумно.
Однако является ли это весомым поводом для того, чтобы разлучать ребенка с родителями? Неужели на основании одного изолированного эпизода родительского неблагоразумия кто-то всерьез способен сделать вывод о том, что мальчику будет лучше не с родной мамой и родным папой, а с чужими людьми? Делайте со мной что хотите, но у меня в голове это просто не укладывается.

Впрочем, не укладывается в моей голове, как выясняется, очень многое. Вот, например, мой коллега, известный политический обозреватель не менее известной либеральной радиостанции, комментирует действия вмиг ставшего известным блогера, призвавшего к насилию над детьми силовиков: «Твит Синицы, конечно, глупость. Но глупость безвредная».

Точно безвредная? Интересно, придерживался бы моей коллега того же мнения, если бы в этом твите речь шла о детях журналистов, а не о детях силовиков? Я не собираюсь комментировать вынесенный судом приговор Владиславу Синице, рассуждать о его правильности и неправильности. Но угрозы детям — неважно, завуалированные или прямые, — точно нельзя считать «безвредными», даже если они относятся не к конкретным личностям, а к абстрактным социальным группам.

Абстракции в политике имеют свойство очень быстро выливаться в нечто совершенно конкретное — например, в ожесточение и разделение общества по принципу «свой-чужой». К детям родителей «своей» социальной группы и «своих» политических взглядов — одно отношение, к детям родителей с «неправильными» политическими взглядами — принципиально иное. Так, что ли, получается? И если да, то куда такой подход заведет российское общество? Ясно куда: туда, куда России однозначно не надо. В предшествующие периоды нашей истории мы там были, и не раз. И ни разу не было случая, чтобы мы там нашли на свою голову чего-нибудь хорошее.

Российскому обществу пора перестать делить своих сыновей и дочерей на «своих» и «чужих», «правильных» и «неправильных». И относится это, кстати, не только к тем, кто еще не достиг совершеннолетия. Взрослые граждане нашей страны тоже заслуживают, извините за повтор, более взрослого, более зрелого и, как следствие, более взвешенного отношения.

Обосновывая серию жестких приговоров тем участникам несанкционированных уличных акций, которые вступили в стычки с силовиками, в наших коридорах власти заявляют: «Любые попытки поднять руку на человека в форме, который занят выполнением своих прямых служебных обязанностей, должны стать абсолютным табу в глазах общества!» Прекрасный принцип — принцип, который ни в коем случае не должен быть доведен до абсурда, превратиться в кампанейщину. Человек в форме заслуживает агрессивной защиты своих прав со стороны государства. Но то же самое относится и к человеку, у которого нет формы. Иначе беды не миновать.

По дороге в редакцию я услышал в машине по радио страстную речь видного деятеля искусств в защиту осужденного за участие в стычках с силовиками актера Павла Устинова. Пафос этой речи сводился к следующему тезису: журналисты России недавно отстояли своего — Ивана Голунова. Наша задача сейчас тоже отстоять своего — Павла Устинова!

Не буду лицемерить. Принадлежность к определенной общественной касте очень важна в условиях любого общества. В условиях российского общества она важна вдвойне. Но основывать свои действия исключительно на кастовом принципе — загонять и себя, и страну в глухой и безнадежный тупик. Неважно, к какой касте или какому цеху относится Павел Устинов. Важно другое — виновен он или невиновен.

Во всех нас, словно в военных самолетах, с рождения встроена система опознавания «свой-чужой». Совсем выключить эту систему и невозможно, и категорически не нужно. Но эта система не должна заглушать и забивать все прочие в нашем общественном механизме. Иначе, повторюсь, быть большой беде.
Collapse )
а не их!, Мой

В организме почти всех детей обнаружены пластификаторы

Аннетт Брунс и Милена Пипер | Der Spiegel
В организме почти всех детей обнаружены пластификаторы
От маленьких детей до подростков - у всех в организме были обнаружены следы веществ, входящих в состав полимерных материалов. Это следует из неопубликованного исследования, проведенного Федеральным ведомством Германии по охране окружающей среды и Институтом Роберта Коха и имеющегося в распоряжении немецкого издания Der Spiegel.

Объектом исследования стали 2,5 тыс. детей и подростков в возрасте от 3 до 17 лет. "В анализах мочи 97-100% участников были обнаружены следы 11 из 15 исследуемых веществ, преимущественно следы содержащихся в пластике пластифицирующих агентов", - сообщает издание.

"Наше исследование однозначно показывает, что вместе с развитием производства вещества, входящие в состав полимерных материалов, все чаще обнаруживаются и в организме, - подчеркнула Марике Колосса-Геринг, токсиколог Федерального ведомства по охране окружающей среды и один из авторов исследования. - При этом по-настоящему тревожно то, что больше всего поражены маленькие дети, являющиеся наиболее уязвимой группой".

"Особые опасения внушают высокие показатели ПФОК (перфтороктановой кислоты). У 20% участников ее содержание превышало предельно допустимую концентрацию, у маленьких детей ее количество было даже выше", - говорится в статье.

"В опытах, проведенных на животных, ПФОК, входящая в состав верхней одежды и защитного слоя сковород, имела канцерогенное воздействие и нарушала фертильность, - подчеркивает издание. - В ЕС запрет на использование этого вещества вступит в силу в 2020 году".

Результаты исследования также показывают увеличение содержания в организме детей заменителей ранее запрещенных химикатов, что является критическим сигналом, считает эксперт по влиянию экологии на здоровье Беттина Хоффманн. "Опасные вещества не должны заменяться химикатами с похожими, внушающими опасения характеристиками, говорит она".

"Кроме того, необходимо изучить, как именно химикаты попадают в организм человека, указывает эксперт. Так, в результатах исследования среди обнаруженных в организме детей химикатов имеются вещества, содержащиеся в косметике, детских игрушках и медицинской продукции".

Исследование также продемонстрировало долгосрочный эффект введения запрета на использование некоторых веществ. Так, в сравнении с результатами исследования, проведенного в 2006 году, было зафиксировано снижение содержания в анализах участников свинца, передает Der Spiegel.
Collapse )
а не их!, Мой

Не помню себя сторонником "общества изобилия в СССР"

Но всегда ценил правду выше победы в споре
Вспоминал днями как покупал примерно в 1979 году пеленки и подгузники (советского производства) коробками
Почему-то вспоминается как тащил из детского мира сразу три коробки (кажется две были связаны друг с другом
Стоило это удовольствие по тем временам (1979 год) дорого (кажется в районе 10 рублей за коробку)
Collapse )
а не их!, Мой

Фанатичное стремление побеждать "происки врагов"

Ни для мужа, ни для родителей мои взгляды не новость. "Но муж, конечно, остро реагирует, когда я радостно говорю ему, что у меня началась вторая стадия, когда чувствуешь себя лучше. Потому что третья стадия - это кома". По физическим ощущениям, говорит Соболь, голодовка - это плюс 40 лет к возрасту.

По нештукатуренным стенам ее комнаты пробегают тараканы. За раскладушкой - переносная вешалка. Строгий крой, длина чуть ниже колена, синий и красный цвета - одежда Соболь для выступлений и митингов подчеркивает ее настрой.

"Но вообще обсуждать, левый политик или правый, хорошо в развитых демократических странах. У нас пока нет даже нормальной государственности и нормальной гражданской нации. Мы стоим на ступеньку ниже. Поэтому пока у нас люди делятся на тех, кто за Путина, и тех, кто против. Это как обсуждать регрессивную или прогрессивную шкалу налогообложения сейчас. Смешно. Где вы собираетесь это обсуждать? Нас в городскую думу-то не пускают".

Мы разговариваем под звон колоколов. В соседнем дворе женский монастырь и Казанская церковь, куда во время голодовки ходит Соболь. "Я верующая. Но вообще если человек старается не врать, не воровать и не состоять в "Единой России", он ближе к богу, чем тот, кто механически соблюдает ритуалы", - улыбаясь, говорит она об отношении к церкви.

Лично выступая против абортов, Соболь не приемлет их запрета. Давать добро на гей-парад в Москве она как депутат не готова: "Я бы вынесла этот вопрос на референдум. По этой проблеме много споров. Меня не смущает сам парад. Как мать меня смущают голые люди, которые с игрушками из секс-шопа выходили бы на улицу. Гей-парад может проходить по-разному, это необязательно голый мужчина в стрингах с фаллоимитатором, я извиняюсь за выражение, в руке. Такого человека я бы не хотела видеть на улице".

Навещать оппозиционерку в центр сбора подписей приходят муж Сергей и их пятилетняя дочь Мирослава. Девочка знает, что "мама борется против Путина и хочет его победить".

В год президентских выборов Мира, видя билборды с Путиным, спрашивала, кто это. "Это нехороший дядя, потому что ворует денежки", - ответила мать. "Ночью?" - уточнила дочь. "Нет, есть общее место, где лежат общие деньги на больницы и детские сады. Он ворует оттуда, и дорог с больницами будет меньше", - объяснила Соболь. Она избегает фраз "тебе это рано знать" или "вырастешь - поймешь". Последние три недели Мирослава знает, что мама болеет и ничего не ест.

"Мы знакомы уже семь лет, а ее несгибаемость и упорство до сих пор меня поражают. Она видит цель и идет к ней", - друг семьи, журналист Сергей Простаков вспоминает, что познакомился с Любовью под новый 2013 год. Она пришла в гости как новая девушка его лучшего друга. И сразу с подарками - настольными играми. "Мы удивились, сели играть, хохотали, а Люба всерьез думала о комбинациях. Я сразу понял, что имею дело с большим оригиналом".

"Она очень волевая. И в семье такая. Например, меня, лучшего друга ее мужа, не хотела видеть в крестных дочери, пока не поверила, что я ребенка люблю и нашел к нему подход. Спорила до последнего. А допустила меня до самого таинства, только когда убедилась, что я выучил все молитвы".

"У нее маленький ребенок, а она на три недели ушла из дома, чтобы голодать в центре сбора подписей. А как только ее задерживают, она сразу кричит, что арестовывать ее нельзя: у нее маленький ребенок. Считаю, Соболь морально нечистоплотна", - говорит юрист, член Общественной палаты Илья Ремесло, уже несколько лет критикующий деятельность ФБК и Соболь лично со страниц провластных СМИ.

"Я никогда не вру дочери. Это главное правило, любой обман оттолкнет ребенка от родителя. Я доверяю ей. И это работает. Например, извините, когда дети в саду нюхали друг у друга попы. Из родителей всей группы об этом узнала только я. Дочь не побоялась и, смущаясь, сама мне рассказала. Ну, я аккуратно поговорила с воспитателем. Вообще я верю в то, что главное для счастья ребенка - счастливая мать. Я счастлива и в семье, и в работе. И я вижу, что мой ребенок счастлив".

"Эти выборы - точка, после которой институт выборов в России вообще перестанет существовать. Этот кризис - рукотворный. Регистрировать они никаких оппозиционных политиков не хотят. Все привыкли, что Мосгордума - филиал мэрии, где сидят только одобренные мэрией депутаты и принимают нужные правительству решения. Плату за капитальный ремонт, реновацию, массовые отравления в детских садах, платные парковки - ни по одному из этих вопросов не было дискуссии внутри городского парламента. И инициировать [ее] они их не хотят". Соболь говорит, что не откажется от голодовки, пока ее не допустят на выборы.

Источники Би-би-си, близкие к мэрии, говорят, что регистрировать Соболь власти не хотят, "чтобы избежать эскалации скандала": "Они думают, что если они ее допустят к голосованию, и Соболь провалит выборы, то она будет говорить про вбросы. И тогда ситуация будет хуже. Сейчас они считают, что отделаются малым. В ее подписных листах есть трупы, это очевидная фальсификация".

Из 5 тысяч собранных подписей миграционная служба нашла 11 умерших, говорит Соболь. "При этом даты рождения у людей в наших листах не совпадали с базой данных ФМС. В сборщиках подписей я уверена, - парирует кандидат. - Так что считаю, что на точки сбора приходили люди с поддельными паспортами. Мы называем таких токсичными избирателями. Это рисовальщики, которых засылает к нам мэрия. Многих провокаторов мы вычислили, но не всех".


В мэрии считают, что "оппозиция делает из Соболь русскую Жанну д'Арк". Любовь действительно чем-то на нее похожа: "Я фанатичного склада человек, я люблю добиваться целей, я перфекционист. Меня коробит даже криво стоящая обувь мужа. Что говорить о вранье властей". На мой очередной вопрос, откуда такое упрямство, Соболь вдруг переходит на доверительный тон: "Олесь, ну они же ничего не дают делать. Я очень сильно зла на них. Я так сильно их ненавижу, что готова вместе с собой утащить в могилу рейтинг Собянина".
Collapse )