Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

а не их!, Мой

Насильственный цифровой патриотизм продолжается

"На продаваемых в России электронных устройствах с сегодняшнего дня для выбора по умолчанию должна быть установлена российская поисковая система. Это касается смартфонов, Smart TV, компьютеров и ноутбуков.

В четверг, первого июля, начинают действовать штрафы до 200 тыс рублей за продажу устройств без обязательногоо российского софта.

Список приложений, которые должны обязательно присутствовать на продаваемом устройстве опубликован на официальных ресурсах.
Минцифры выпустило соответствующим постановлением. Ранее, с 1 апреля, производители электроники должны были установить устанавливать на мобильные устройства следующие обязательные приложения: «Яндекс», Mail.ru Group, «Лаборатория Касперского», компания «Новые облачные технологии», а также платежные системы «Мир» и «Госуслуги».

С 1 июля норма дополнилась н установкой по умолчанию поисковика в браузеры мобильных устройств и компьютеров. В правительстве считают, что это поможет выравнять условия на рынке между российскими и зарубежными поисковиками."
Collapse )
а не их!, Мой

Премию Тьюринга присудили авторам давней книги о компиляторах

Лауреатами самой престижной премии в сфере информационных технологий — премии Алана Тьюринга — в этом году стали 79-летний профессор Колумбийского университета Альфред Ахо и 78-летний профессор Стэнфордского университета Джефри Ульман. Более 40 лет назад они создали методику перевода языка программирования в машинные коды, которую до сих пор используют миллионы программистов по всему миру.

В заявлении Ассоциации вычислительной техники, которая вручает премию Алана Тьюринга с 1966 года, говорится, что Альфред Ахо и Джефри Ульман «заложили основы компиляторов языка высокого уровня и соответствующие алгоритмы. Созданные ими средства и фундаментальные труды используются миллионами программистов по всему миру».

Премия Ассоциации вычислительной техники названа в честь британского ученого, математика и криптографа Алана Тьюринга, оказавшего огромное влияние на зарождение и развитие информатики. Премию Тьюринга часто называют Нобелевской премии в области информационных технологий.

«Ахо и Ульман создали краеугольные идеи алгоритмов, формальных языков, компиляторов и баз данных, которые предоставили инструментарий для современного развития программирования и создания программного обеспечения»,— заявил Джефф Дин, старший вице-президент корпорации Google, которая сейчас финансирует премию. В 2014 году компания увеличила размер премии до $1 млн.

Связь премии Тьюринга с Google в этом году особенно заметна, ведь студентами Джефри Ульмана в Стэнфордском университете в свое время были основатели Google Сергей Брин и Ларри Пейдж.
Сам профессор Ульман говорит, что эти студенты были настолько одаренными и трудолюбивыми, что ему не приходилось тратить на них много времени. Единственное, что его заботило,— чтобы на университетском сервере у них было достаточно пространства для работы над их идеями — тем, что впоследствии превратилось в поисковую систему Google.

«То, что я делал, больше заключалось в совещательной работе. Я старался не мешать им — чтобы они могли делать то, что хотели»,— подчеркивает господин Ульман.

Ассоциация вычислительной техники особенно выделяет два труда Альфреда Ахо и Джефри Ульмана — «Проектирование и анализ компьютерных алгоритмов» 1974 года и «Принципы создания компилятора» 1977 года, которые стали одними из самых цитируемых книг по теории информатики. Первая книга стала, по сути, базовым учебником на курсах изучения алгоритмов во всем мире, еще когда современная информатика только зарождалась.

А в книге 1977 года авторы описали технологию, которая позволяет интегрировать теорию формальных языков и синтаксически управляемую трансляцию в процесс работы автоматического составителя (компилятора), то есть, по сути, переводит в машинные коды текст, составленный при помощи языка программирования. Эту книгу нередко называют «Книгой дракона» (Dragon Book) — из-за обложки, на которой изображено сражение между драконом и конным рыцарем.

По замыслу авторов, дракон обозначает сложность создания компилятора, рыцарь — синтаксически управляемую трансляцию, а его богатырский конь — анализ потока данных.
«Книга дракона» впоследствии не раз переиздавалась и дополнялась. Последняя обновленная редакция этой книги вышла в 2007 году под названием «Компиляторы: принципы, инструменты и методика» и до сих пор остается одной из самых популярных и распространенных трудов для создания компиляторов, то есть трансляторов на машинный язык.

Сами исследователи заявили, что были несколько удивлены, узнав о присуждении им премии за труды 1970-х годов. «Никогда бы не подумал, что написание книг по информатике поможет получить премию»,— отметил Джефри Ульман. «Можно сказать, что я рад,— добавил Альфред Ахо.— Это решение говорит о признании важности языков программирования и компиляторов».
Collapse )
а не их!, Мой

В мониторинге "плохих новостей" властям РФ есть на кого равняться

Проектировщик «50-центовой армии»

Китайские правительственные учреждения пользуются различным специализированным программным обеспечением, чтобы формировать контент, который публика видит в интернете.

Компания Yunrun является одним из разработчиков подобного типа программного обеспечения. Согласно отчетам о государственных закупках, с 2016 года компания заключила не менее 20 контрактов с местными органами и государственными предприятиями. Основываясь на анализе компьютерного кода и файлов Yunrun, продукты компании могут отслеживать популярные интернет-тренды, координировать деятельность цензуры и управлять поддельными учетными записями в социальных сетях, используемыми для размещения комментариев.

Система программного обеспечения Yunrun предоставляет государственным служащим простой и удобный интерфейс, который может быстро увеличить количество лайков под нужными постами. Администраторы могут использовать эту систему, чтобы поручать комментаторам определенные задачи. Программа также может отслеживать, сколько задач выполнил каждый комментатор и сколько ему следует заплатить.

Согласно документу, описывающему программное обеспечение, в городе Гуанчжоу на юге Китая за комментарии к оригинальным статьям объемом более 400 слов можно получить 160 юаней. Пометка отрицательных комментариев, которые необходимо удалить, может принести умаоданам 2,5 юаня, а каждый репост — 0,5 юаней.

Yunrun разработала приложение для смартфонов, чтобы упростить их работу. Умаоданы принимают задачи в приложении, используют свои личные учетные записи в социальных сетях для размещения необходимых комментариев, а затем загружают скриншоты экрана, очевидно, чтобы доказать, что задача выполнена.

Документы показывают, что компания также производит программное обеспечение, аналогичное видеоиграм, для обучения комментаторов. Эта программа делит будущих умаоданов на две команды, красную и синюю, и заставляет их соревноваться друг с другом, чтобы узнать, посты какой команды будут популярнее.

Другие коды Yunrun предназначены для отслеживания «вредоносной информации» в китайских социальных сетях. Сотрудники могут использовать ключевые слова для поиска постов на деликатные темы, такие как «вопросы руководства» или «национальная политика». Они также могут вручную помечать сообщения для дальнейшей проверки.

Согласно данным компании, похоже, что в Ханчжоу чиновники используют программное обеспечение Yunrun для поиска в китайском интернете постов с ключевыми словами, сочетающими слова «вирус» и «пневмония» с названиями мест.

Море спокойствия
К концу февраля эмоциональное воздействие смерти Ли Вэньляна на китайцев, казалось, стало уменьшаться. Сотрудники Управления по вопросам киберпространства в Ханчжоу продолжали искать в интернете любой контент, который мог бы нарушить это море спокойствия.

Филиал в одном городском районе указал в отчете, что пользователи сети обеспокоены тем, как их сообщество будет бороться с мусором, оставленным людьми, возвращающимися из других мест, ведь они могут быть переносчиками коронавируса. В другом городском районе отслеживаются опасения по поводу того, примут ли школы надлежащие меры безопасности к тому времени, когда ученики вернутся в школу.

12 марта Управление по вопросам киберпространства Китая в Ханчжоу издало новые государственные правила для сетевых платформ для своих подчиненных ведомств. В правилах указано, что местные подразделения Управления должны создать специальные группы для проведения ежедневных проверок местных интернет-порталов. При обнаружении какого-либо нарушения необходимо «своевременно взять его под контроль и исправить».

CAC в Ханчжоу установило ежеквартальную систему показателей для оценки того, насколько хорошо местные платформы управляют своим контентом. Каждый сайт начинал квартал со 100 баллами. Если обнаруживались промахи в проверке постов или комментариев, то баллы вычитались. Хорошая производительность могла добавить баллов.

В ежеквартальном отчете о результатах деятельности указано, что в первом квартале 2020 года с двух местных веб-сайтов было вычтено по 10 баллов за «публикацию информации о нарушениях эпидемических постановлений». Один проправительственный интернет-портал получил два дополнительных балла за «активное участие в формировании общественного мнения» во время эпидемии.

Со временем отчеты Управления по вопросам киберпространства Китая вернулись к мониторингу тем, не связанных с вирусом: шум со строительных площадок мешает людям спать, а сильный дождь привел к затоплению железнодорожной станции.

Затем в конце мая в местное отделение интернет-цензуры поступила новость, которая их изрядно напугала: секретные отчеты об анализе общественного мнения каким-то образом попали в сеть. Национальное управление по вопросам киберпространства Китая приказало всем местным филиалам полностью удалить внутренние отчеты, особенно те, которые анализируют настроения народа, связанные с эпидемией.

Отделения Управления ответили своим обычным сухим официальным тоном, пообещав «предотвратить утечку соответствующих данных в интернет и помешать им причинить серьезные негативные социальные последствия».
Collapse )
а не их!, Мой

Не только раскалывать шифры, но и оценивать и моделировать рынки,

Последняя блестящая новинка Уолл-стрит: квантовые компьютеры (The Economist, Великобритания)
23.12.202021131
Финансовая индустрия имеет продолжительные и выгодные отношения с компьютерными вычислениями. Еще на раннем этапе она начала использовать все — от универсальных ЭВМ до искусственного интеллекта. В последнее десятилетие проведено больше высокочастотных трейдинговых сделок с помощью сложных алгоритмов, чем с участием людей. Теперь крупные банки положили глаз на квантовые вычисления — еще одну передовую технологию.

Разработанная физиками в 1980-х годах концепция состоит в том, что контринтуитивные качества квантовой механики могут позволить создать такие компьютеры, которые смогут проводить вычисления, недоступные ни одной неквантовой машине. Это обещание начинает постепенно исполняться. Такие компьютерные гиганты как «Гугл» и «Ай-би-эм», а также целый ряд более мелких их соперников, создают и совершенствуют квантовые аппаратные средства.

Квартовые компьютеры не во всем будут опережать своих классических конкурентов. Однако значительная часть математических вычислений, в которых они будут показывать блестящие результаты, вызывают интерес у банкиров. На состоявшейся 10 декабря конференции Уильям Зенг (William Zeng), глава отдела квантовых исследований банка «Голдман Сакс» (Goldman Sachs), сообщил присутствовавшим, что квантовые компьютерные вычисления могут иметь «революционное» воздействие на банки, а также на финансы в более широком смысле.

Многие финансовые вычисления сводятся к оптимизации проблем, а именно в этом и сильны квантовые компьютеры, считает Марко Пистойя (Marco Pistoia), глава исследовательского подразделения банка «Джей-Пи Морган чейс» (JPMorgan Chase), который ранее много лет проработал в компании «Ай-би-эм». Ориентированные на квантовые компьютеры специалисты по биржевому количественному анализу надеются, что эти машины позволят увеличить прибыль за счет ускорения оценки активов, поиска более выгодных портфелей, а также сделают более точным алгоритмы обучения самих машин. Проведенное в июле нынешнего года испанским банком bbva исследование свидетельствует, что квантовые компьютеры могут ускорить процесс оценки кредитоспособности, определить возможности для скупки акций с целью последующей перепродажи, а также ускорят так называемое имитационное моделирование с помощью метода Монте-Карло («Monte Carlo» simulations), который широко используется в финансовой области для моделирования возможного поведения рынков.

Финансы — не единственная отрасль, рассчитывающая получить выгоду даже от небольших и нестабильных квантовых компьютеров, которые доступны в настоящее время, очень многие сектора промышленности — от аэрокосмической до фармацевтической — также рассчитывают воспользоваться «квантовым преимуществом». Однако есть все основания полагать, что именно финансы смогут первыми найти такой способ. Майк Бирчук (Mike Biercuk) из стартапа q-ctrl, занимающегося созданием программного обеспечения для квантовых компьютеров, указывает на то, что новый финансовый алгоритм может быть применен быстрее, чем новый промышленный процесс. Размер финансовых рынков означает, что даже небольшое преимущество позволит получить много денег.

Банки тоже вкладываются в экспертизу. Такие банки как bbva, «Ситигруп» (Citigrou), «Джей-Пи Морган» и «Стандард чартед» (Standard Chartered) создали исследовательские команды, а также подписали соглашения с компьютерными фирмами. Эксперты консалтинговой фирмы «Бостон консалтинг груп» (Boston Consulting Group) считают, что банки и страховщики в Америке и в Европе, по данным на июнь текущего года, наняли на работу более 115 экспертов — это большое количество, даже в академической сфере, для такой узкой специализации. «У нас больше докторов физических и математических наук, чем в некоторых больших университетах», — иронично замечает Алексей Кондратьев (Alexei Kondratyev), глава отдела по анализу данных банка «Стандард чартед».

Стартапы тоже изучают существующие возможности. Энрике Лисазо (Enrique Lizaso) из компании «Малтивёз компьютинг» (Multiverse Computing) считает, что с помощью мощных квантовых алгоритмов можно более эффективно выявлять мошеннические схемы и делать это в сто раз быстрее, чем при использовании существующих возможностей. Эта фирма также проводит эксперименты с оптимизацией инвестиционных портфелей, в рамках которых аналитики пытаются определить эффективно работающие инвестиционные стратегии. Эксперты из «Малтивёз компьютинг» проанализировали решения, которые были приняты реальными трейдерами одного банка. Задача состояла в том, чтобы в течение года определить самое выгодное сочетание из 50 активов с определенными ограничениями, в том числе относительно количества заключаемых сделок.
В результате появилась задача, имеющая такое количество возможных вариантов решения, которое превышает общее число атомов видимого мира. На самом деле банковские трейдеры с помощью моделей, запущенных на обычных компьютерах, добивались годового дохода в 19%. В зависимости от показателей волатильности, инвесторы были готовы с этим мириться, тогда как алгоритмы фирмы «Малтивёз компьютинг» позволяли получить доход в диапазоне от 20% до 80% — хотя они, в итоге, не сделали вывода о явном преимуществе квантовых методов.

Однако не все потенциальные возможности использования дают такие блестящие результаты. Имитационное моделирование с помощью метода Монте-Карло часто используется при проведении регуляторами стресс-тестов. Кристофер Савуа (Christopher Savoie) из расположенной в Бостоне и занимающейся квантовыми компьютерными вычислениями фирмы «Запата» (Zapata) вспоминает слова руководителя одного банка, который в беседе с ним сказал: «Не приносите мене торговые алгоритмы, дайте мне решение относительно американского регуляторного стресс-теста Всеобщий анализ и обзор капитала (Comprehensive Capital Analysis and Review — ccar). Эти вещи съедают половину моего компьютерного бюджета».
Collapse )
а не их!, Мой

Пока Минюст отнес к иностранным агентам 11 СМИ.

Пока Минюст отнес к иностранным агентам 11 СМИ.
Это "Радио Свобода", "Голос Америки","Idel.Реалии", "Кавказ.Реалии", "Крым.Реалии", телеканал "Настоящее Время", Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi), Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC), "Сибирь.Реалии", "Фактограф", "Север.Реалии".
Collapse )
а не их!, Мой

"Телефоны случайным образом генерируются компьютером"

"Телефоны случайным образом генерируются компьютером" и "социологическая служба с 8 до 23" решает осчастливить меня вопросами о телепрограммах которые я не смотрю
Очаровательно
А ведь наверняка есть база и списки для блокировки подобных запросов
Но ДЛЯ СВОИХ
И вообще-то как писал классик:
"Как знать, быть может, те мгновенья,
Что протекли у ног твоих,
Я отнимал у вдохновенья!
А чем ты заменила их?


Быть может, мыслию небесной
И силой духа убежден,
Я дал бы миру дар чудесный,
А мне за то бессмертье он?

Зачем так нежно обещала.
Ты заменить его венец,
Зачем ты не была сначала,
Какою стала наконец!" (с) МЮЛ
=================================
Вы ничего мне не обещали дамы и гопода и социологической службы (просто тяжело удержаться в цитировании)
Только вот придумайте как мне цивилизованно и легко добиться расставания с Вашим неусыпным вниманием
И есть ощущение что многим граждан неусыпное внимания телефонных террористов сильно приелось
а не их!, Мой

Микропроцессора Baikal-М - плачевный финал песен о взлете

Минпромторг потребовал 500 млн руб. с компании «Байкал Электроникс» из-за просрочки запуска производства отечественных микропроцессоров Baikal-М, на который были выделены государственные субсидии. В компании признают задержку, однако считают сумму иска слишком высокой. Взыскание может существенно затормозить переход российских компаний и госорганов на отечественное «железо», предупреждают эксперты.

Минпромторг в Арбитражном суде Москвы потребовал 500,5 млн руб. с производителя микропроцессоров Baikal АО «Байкал Электроникс», 24 августа суд принял иск к производству, следует из картотеки суда. Как пояснили «Ъ» в пресс-службе Минпромторга, в 2016 году было заключено соглашение о субсидировании создания микропроцессора Baikal-М, но компания нарушила условия договора: первую партию нужно было выпустить в середине 2018 года, однако она появилась только в сентябре 2019 года.

Гендиректор «Байкал Электроникс» Андрей Евдокимов признает, что процессор выпущен с задержкой и претензии чиновников в целом справедливы. Однако сумма иска, по его мнению, несоизмерима ущербу.
«Необходимо учитывать, что таких процессоров ранее в России не существовало и мы создавали инновационный продукт. Каждый этап проекта содержал технологические риски, которые могли сдвинуть сроки выпуска продукции и частично реализовались. Точно оценить эти риски и безошибочно указать сроки заранее было невозможно», — утверждает он.

Общая стоимость разработки микропроцессора оценивается в 2,3 млрд руб., а размер субсидии составил 1,2 млрд руб., вся она была потрачена целевым образом, уточнил господин Евдокимов, добавив, что уже выпущены первые образцы конечных устройств на основе процессора, идет работа по созданию программной экосистемы вокруг него.
По собственным данным компании, 55% АО «Байкал Электроникс» принадлежат «Т-Нано» (структура «Роснано»), еще 45% у АО «Т-Платформы», которым владеют Всеволод Опанасенко (75%) и ВЭБ. РФ (25%). По данным Kartoteka.ru, «Байкал Электроникс» закончил 2019 год с чистым убытком в размере 97,3 млн руб. при выручке 198,8 млн руб. При этом Всеволода Опанасенко подозревают в особо крупном мошенничестве из-за нарушений при поставке в МВД партии компьютеров на процессорах «Байкал-Т1» (см. «Ъ» от 12 марта).

Сумма претензий действительно серьезная, она превышает годовой объем продаж микропроцессоров Baikal, признает исполнительный директор Ассоциации российских разработчиков и производителей электроники Иван Покровский.

Удовлетворение иска, по его мнению, может существенно заморозить переход российских компаний и ведомств на отечественное «железо».


https://news.mail.ru/economics/43197208/?frommail=1
а не их!, Мой

Ловушка цифровизации

Проклятие IBM

Норберт Винер, американский математик и один из основоположников искусственного интеллекта, написал в 1948 году книгу «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине». У нас «Кибернетикой» зачитывались в середине 50-х годов. Может, это было простым совпадением, но бурный рост новых технологий и производств потребовал сложных расчетов. Потребовались электронные счетные машины, и в СССР их создали. Эксперты говорят, что высшим достижением была ламповая БЭСМ-6 (большая электронно-счетная машина). С ее помощью рассчитывали орбиты спутников и космических кораблей, в частности совместный советско-американский проект «Союз — Аполлон».

А вот потом началось торможение. В 1966 году компания IBM сделала компьютер на полупроводниковых транзисторах. Он был более компактный, производительный и дешевый по сравнению с БЭСМ. У нас, кстати, в то же время несколько лабораторий работали над подобными образцами. Но американцы нас на год или два опередили. Тогда было принято решение о копировании американской машины в СССР.

Борис Малашевич в 1960-х годах работал в Министерстве электронной промышленности СССР в отделе, собиравшем заявки от предприятий на поставки электронно-счетных машин. В своих воспоминаниях он писал, как принималось решение о копировании IBM-360:

«В конце 1966 года на заседании ГКНТ (Госкомитет по науке и технике.— "О") и Академии наук СССР при поддержке министра радиопромышленности СССР В.Д. Калмыкова, президента АН СССР М.В. Келдыша принимается решение о копировании серии IBM-360. Одним из аргументов за было то, что в ГДР уже строятся машины на такой технологии. Против этого решения решительно выступили А.А. Дородницын, С.А. Лебедев и М.К. Сулим. Они говорили, что контактов с IBM нет, у ГДР недостаточно документации и при освоении новых машин возникнут большие проблемы. Однако они остались в меньшинстве. Решение о разработке семейства Единой системы ЭВМ состоялось. Как и предсказывалось, другие направления развития отечественной вычислительной техники постепенно стали сокращаться из-за недостатка средств, заказчиков, молодых кадров и других объективных и субъективных причин».

Переход на транзисторные компьютеры по модели IBM затормозил в итоге развитие отечественной электроники лет на 10. Но он не был критичным. В СССР наряду с разработкой и производством аналогов системы IBM-360 и PDP/11 компании DEC производились и развивались ЭВМ с отечественной архитектурой. Это высокопроизводительные ЭВМ «Эльбрус-1», «Эльбрус-2», М-13, АС-6 и т.д. Производство их велось на основе отечественных микроэлектронных элементов, годовой объем выпуска которых к 1990 году составил 1 млрд штук. К 1991 году предприятия радиоэлектронной отрасли произвели около 1 млн персональных компьютеров, в числе которых 100 тысяч учебных ЭВМ «Корвет» и более 300 тысяч учебных ЭВМ УК-НЦ.

Был ли ошибкой переход к модели IBM, сейчас, наверное, уже не важно. С этим справились, потому что тогда экономическая система оставалась прежней. А вот когда она в 90-х поменялась и стала, по выражению Владимира Бетелина, «экономикой услуг», тут-то и произошло катастрофическое отставание в электронике от лидеров. В 70-х и 80-х годах мы копировали чужое, но создавали свое. Так в 90-х и нулевых годах действовали и китайцы. Но мы свое производить перестали по двум причинам: во-первых, изменилась модель экономики, а во-вторых, в нулевых годах появилась возможность все купить за нефтедоллары. И здесь, как и во многих других отраслях, было решено: зачем производить, если можно купить?

Угроза в облаках

А теперь вернемся к тому, с чего начали. У нас сегодня министерства и ведомства, госкомпании и госкорпорации, предприятия и учебные заведения сидят на импортных компьютерах и софте. И все пользователи имеют выход в облачные хранилища, а значит, их информация доступна тем, кто всерьез ею заинтересуется. Все эти данные, говорят эксперты, которые мы прячем в облаках, могут быть извлечены и проанализированы. И это не алармистские страшилки.

Напомним: в 2010 году произошла диверсия на центрифугах в иранском ядерном центре Бушер. В промышленных системах, управляющих автоматизированными производственными процессами, был обнаружен вирус Win32/Stuxnet. Выявил его белорусский антивирусный эксперт Сергей Уласень. Кстати, Белоруссия еще с советских времен имеет очень хорошую школу IT, а белорусский суперкомпьютер «СКИФ-ГЕО-ЦОД» входит в число топ-50 машин СНГ. Так вот, все 1368 иранских центрифуг были испорчены так, что их невозможно было восстановить. Об источнике вируса ходят разные слухи, повторять их не будем, но ядерную бомбу Иран так и не получил.

Почему вообще возможно вмешательство в компьютеры со стороны? Эксперты объясняют так. При изготовлении массового продукта (а таким являются микропроцессоры и программное обеспечение, установленные в компьютерах) возникает так называемая непреднамеренная уязвимость. Проще говоря, «дырки», в которые можно запустить вредоносного червя. Уровень безопасности массового продукта не может быть идеальным по определению. Кстати, и компания Intel при продаже своих продуктов предупреждает, что не несет ответственности за возможные опасности при применении изделий в системах с критической миссией (к таким относятся опасные производства, атомные электростанции, железные дороги, авиатранспорт и т.д.).

И есть разница, пользуемся ли мы чужим продуктом или своим. Микропроцессор собственного производства нашим экспертам известен и понятен. Но они не знают, как это сделано в импортных продуктах и откуда ждать неприятностей. Поэтому прямое использование импортных технологий таит в себе скрытые опасности.

Директор Центрального экономико-математического института Альберт Бахтизин рассказывал «Огоньку», что создаваемые институтом прогнозные социально-экономические модели в том числе рассчитываются на суперкомпьютерах:

— В настоящее время наблюдается не только критическая зависимость России от импорта IT-оборудования (практически 100 процентов), но также и на рынке программного обеспечения (по усредненным оценкам — около 80 процентов). Отсутствие России на рынках программного обеспечения, где лидерами являются Microsoft, Google и другие, не только влечет за собой риски реализации программы «Цифровая экономика Российской Федерации», но и создает прямую угрозу национальной безопасности. Применительно к нашему виду деятельности — разработке имитационных моделей социально-экономических систем — можно сказать следующее. На данный момент существует более 100 специализированных пакетов (той или иной степени эффективности), но за редким исключением это все зарубежная продукция. Но даже в этих редких случаях средства имитационного моделирования были построены в программных средах зарубежного производителя. И это создает серьезную проблему, поскольку и в программах, и в аппаратной части могут быть закладки, которых мы не видим. При необходимости и по желанию разработчика они способны вывести компьютеры из строя.

Если в сухом остатке, то в повестку дня нужно вносить задачу создания новой отрасли, без которой немыслимо экономическое процветание и безопасность страны в XXI веке. А вот внесут ли — вопрос открытый…

Авторы: Александр Трушин
Темы: Цифровизация экономики
https://www.kommersant.ru/doc/4449691
а не их!, Мой

Как американцы ответили на японскую инициативу (ЭВМ 5-го поколения)

Концепция Стратегической компьютерной инициативы была воплощена в абсолютно новой системе, разработку которой возглавил Роберт Кан (Robert Kahn), руководивший в то время в DARPA отделом методик обработки информации. Как сообщается в вышедшей в 2002 году книге «Strategic Computing» (Стратегическая вычислительная техника), Кан не первый составил представление об этой системе, однако «он первым изложил концепцию и структуру будущей Стратегической компьютерной инициативы. Он запустил этот проект и определял его содержание на раннем этапе. СКИ обрела свою собственную жизнь, ею руководили другие люди, однако она сохранила в себе влияние Кана».
Эта система должна была создать такой мир, где самостоятельные аппараты не только собирают разведывательные данные о противнике по всему свету, но и обладают возможностями со смертоносной точностью наносить удары с суши, с моря и с воздуха. СКИ должна была стать глобальной сетью, соединяющей все аспекты военно-технического потенциала США — потенциала, опирающегося на новые и невероятно быстрые компьютеры.

Но эта сеть предназначалась не просто для холодной и беспристрастной автоматизированной обработки информации. Нет, новая система должна была видеть, слышать, действовать и реагировать. И что самое важное, она должна была понимать, причем без каких-либо подсказок со стороны человека.

Экономическая гонка вооружений

Происхождение СКИ часто связывают с технологической конкуренцией, возникшей между США и Японией в начале 1980-х годов. Японцы хотели создать суперкомпьютеры нового поколения, которые должны были лечь в основу системы искусственного интеллекта. Объединив экономическую мощь японского государства и новые возможности микроэлектроники и компьютерной промышленности страны, они для достижения своей цели приступили к созданию компьютерной системы пятого поколения.

Цель заключалась в разработке невероятно быстрых компьютеров, позволяющих Японии оторваться от других стран (прежде всего, от США и от зарождавшейся там «Кремниевой долины») в гонке за технологическое превосходство. На выполнение этой задачи японцы дали себе 10 лет. Но как бы они ни ускоряли свои машины, им, как и американцам, не удавалось сделать компьютеры «умнее» за счет мощного искусственного интеллекта.

Японские устремления напугали многих американцев. Их беспокоило то, что Америка утрачивает свои лидирующие технологические позиции. Эти страхи в немалой степени разожгла вышедшая в 1983 году книга Эдварда Фейгенбаума (Edward A. Feigenbaum) и Памелы Маккордак (Pamela McCorduck) «The Fifth Generation: Artificial Intelligence and Japan’s Computer Challenge to the World» (Пятое поколение. Искусственный интеллект и японский компьютерный вызов миру), ставшая обязательной для чтения литературой на Капитолийском холме.

Чтобы популяризовать идеи СКИ среди американского народа и деловых кругов, DARPA настаивала на том, что цель инициативы с самого начала заключается лишь в продвижении экономических интересов страны. Побочные результаты от этой технологии должны были создать новые стимулы для экономики США, о чем сообщается в документе DARPA по планированию:

Компьютерные технологии нового поколения придут в отрасль бытовой электроники, создав внутренний рынок для приложения машинного интеллекта.

Обращение к частному сектору и к вузовской системе также должно было обеспечить помощь самых умных и талантливых в выполнении задач программы Управления перспективных исследований и разработок:

Не менее важна передача этих технологий в промышленность для создания кадровой базы инженеров и компоновщиков систем, знакомых с компьютерными науками и технологиями машинного интеллекта, которые сегодня учатся и работают в ведущих университетских лабораториях, а также применение этих новых технологий в ассортименте продукции различных компаний. В этих целях мы будем в полной мере использовать регулирующие нормы и правила государственных закупок, относящиеся к защите корпоративной производственной информации, коммерческой тайны, патентных прав, норм лицензирования и лицензионных отчислений.

И каков вывод? Правительство давало гарантии частному сектору, что разработанные технологии не будут передаваться компаниям-конкурентам.

Но экономическая конкуренция с японцами, пусть и являвшаяся важным движущим мотивом, вызывала лишь вторичную озабоченность у политиков, запутавшихся в перипетиях холодной войны. Ястребов из Республиканской партии больше всего заботило военное строительство и наращивание военной мощи. Многие из них считали, что важнее всего военная угроза, исходящая от Советского Союза. И Стратегическая компьютерная инициатива должна была эту угрозу устранить.

Связь со Звездными войнами

Запуск программы СКИ и технические задания DARPA, появившиеся в 1983 и 1984 годах, вызвали острые дебаты в научном сообществе — том самом, которое в конечном итоге выиграло от финансирования в рамках этого проекта. Кто-то выражал сомнения в возможности осуществления амбициозных планов по созданию продвинутого искусственного интеллекта. Кто-то беспокоился по поводу того, что с созданием искусственного интеллекта в военных целях начнется ужасная эпоха самостоятельных армий роботов.

И это было вполне обоснованное беспокойство. Если цель Звездных войн (популярное название Стратегической оборонной инициативы Рональда Рейгана и популярный политический футбол того времени) это автоматический или полуавтоматический ответ на любую ракетно-ядерную угрозу со стороны Советов, то было бы просто нелепо не включить ее в более масштабную систему по-настоящему разумных машин. Задачи двух проектов, не говоря уже о разрабатывавших их институтах, слишком во многом совпадали и пересекались, чтобы быть простым совпадением, хотя каждый настаивал на том, что это именно совпадение.

Из работы Криса Хейблза Грея (Chris Hables Gray), написанной в 1988 году:

Система боевого управления Звездными войнами, являющаяся, пожалуй, самым сложным и самым масштабным проектом программного обеспечения за всю историю, концептуально (но не административно) входит в состав Стратегической компьютерной инициативы. Совершить научный прорыв в вычислительной технике, столь необходимый СОИ, это ключевая цель СКИ.

Если вы спросите кого-нибудь, кто работал в руководстве программы СКИ, то вам будут настойчиво говорить о том, что Стратегическая компьютерная инициатива не имела никакого отношения к мечте Рейгана о Звездных войнах. Но люди с самого начала реализации СКИ проводили связь между ней и СОИ. Отчасти такие ассоциации возникали из-за схожести в названиях и из-за того, что эти названия им дал один человек — Роберт Купер (Robert Cooper), занимавший должность директора Управления перспективных исследований и разработок министерства обороны США с 1981 по 1985 годы. А может, люди усматривали связь из-за того, что разрабатывавшиеся для СКИ системы компьютерного сопряжения вполне логично подходили в качестве приложения и для космической стратегии противоракетной обороны.

Применение стратегической компьютерной техники на суше, в море и в воздухе

В подготовленной в 1983 году общей схеме СКИ была изложена задача этой инициативы. Цель была ясна и понятна: разработать обширную базу технологий искусственного интеллекта для укрепления национальной безопасности и экономической мощи. Но чтобы достичь ее, конгрессу и тем военным ведомствам, которые должны были в перспективе использовать СКИ и ее преимущества, надо было увидеть данную систему в действии.

У СКИ было три аппаратных воплощения, которые должны были доказать ее боевой потенциал, хотя к концу 1980-х годов предполагалось разработать еще больше таких систем. В авангарде технических разработок СКИ шли автономное наземное транспортное средство ALV, «помощник летчика» и система боевого управления авианосца.

Эти средства планировалось оснастить невероятно продвинутыми компьютерами, которые проектировались в кембриджской компании BBN, больше всего известной своей работой по созданию первой версии интернета. Компьютеры позволяли добиваться прорывных успехов в таких областях, как системы технического зрения, языкового понимания и навигации. А это самые важные инструменты для создания интегрированной военной силы человек-машина.

Автомашина без водителя — 1985 год

Самым зловещим внешне продуктом, появившимся из недр СКИ, было автономное наземное транспортное средство ALV. Этот восьмиколесный автомобиль без водителя был три метра в высоту и четыре в длину. Он был оснащен камерой и датчиками, которые монтировались на крыше и управляли движением машины, являясь ее «глазами».

Компания Martin Marietta, объединившаяся в 1995 году с Lockheed Corporation, в результате чего появилась Lockheed Martin, летом 1984 года выиграла тендер на создание экспериментального автономного наземного транспортного средства. За три с половиной года осуществления программы СКИ она должна была получить 10,6 миллиона долларов (с поправкой на инфляцию это составляет 24 миллиона) плюс 6 миллионов дополнительно, если проект будет удовлетворять определенным контрольным показателям.

В номере Popular Science за октябрь 1985 года появилась статья об испытаниях, которые проводились на секретном полигоне компании Martin Marietta к юго-западу от Денвера.

Автор статьи Джим Шефтер (Jim Schefter) так описывал сцену испытаний на полигоне:

Коробкообразный бело-голубой автомобиль медленно и степенно передвигается по узкой дороге в долине Колорадо, не отваживаясь отходить далеко от осевой линии. Единственное окно, похожее на глаз циклопа, установлено на лобовой стороне машины, но водителя там не видно. Она передвигается осторожно, почти крадучись, что кажется несколько неуместным для этого восьмиколесного, трехметровой высоты транспортного средства. Хотя на нем установлено три рычащих дизельных двигателя, автомобиль едет медленно, со скоростью менее пяти километров в час.

Пройдя примерно километр, неуклюжая машина останавливается. Но из нее никто не выходит. Просто в машине никого нет — один только компьютер. Пользуясь лазером и видеокамерой в качестве глаз, экспериментальная, но уже очень сложная программа искусственного интеллекта ведет автомобиль по дороге без участия человека.

DARPA объединило усилия Martin Marietta и университета Мэриленда, который проводил большую работу по созданию системы технического зрения. Такое объединение казалось важным для обеспечения успеха в разработке наземного транспортного средства.

Создать видеосистему для автономного автомобиля оказалось невероятно сложно. Ее могут ввести в заблуждение свет и тени, а поэтому степень надежности у нее была недостаточной. Днем дорожную обочину она обнаруживала без проблем, а вот из-за вечерних теней на закате она вполне могла сползти в кювет.
Любые изменения в окружающей среде (скажем, грязь из-под колес другой машины) также сбивали систему технического зрения с толку. Это было недопустимо даже в условиях испытаний на полигоне. Если машина не справляется с такими простыми препятствиями, то как же она будет действовать в сложных и непредсказуемых условиях боя с бесчисленным множеством переменных факторов?

К ноябрю 1987 года автономное наземное транспортное средство было существенно усовершенствовано, однако к концу года от него фактически отказались. Хотя машина была довольно примитивной, некоторые специалисты из DARPA считали, что ее слишком быстро сбросили со счетов.

В итоге она не смогла преодолеть свою неподготовленность к бою. Как отмечает Алекс Роланд (Alex Roland) в своей книге «Strategic Computing», «один офицер, который совершенно не понимал замысел программы ALV, жаловался, что машина в военном плане абсолютно бесполезна: очень медленная и белого цвета, что превращает ее в легкую мишень на поле боя». В апреле 1988 года Управление перспективных исследований и разработок официально прекратило работу над ней.

R2-D2, но в реальной жизни
Вторым практическим воплощением Стратегической компьютерной инициативы стал «помощник летчика». Разработчики представляли его себе в виде невидимого робота R2-D2 — умного спутника, понимающего простой язык пилота. Помощник этот мог, например, засечь вражескую цель и спросить пилота, надо ли ее уничтожать. Что-то типа «Лучшего стрелка» в компании персонального помощника Siri из айфона.

При таком сценарии окончательное решение оставалось за пилотом. Но его помощник должен был стать достаточно умным, чтобы не только знать, кто задает вопросы, что он спрашивает, и как надо задавать вопросы самому. Он должен был понимать, почему.

Вот строки из документа СКИ по планированию:

На летчика в бою сваливается огромный объем информации, он постоянно находится на связи, и на этой основе должен принимать решения, от которых часто зависит его жизнь. У него также огромное количество кнопок, переключателей и клавиш на панелях и ручках управления, требующих большой четкости и точности. Каждая из сотен деталей предназначена для своих, вполне определенных и важных целей, однако лежащие в их основе технологии намного опережают наши умения грамотно и разумно наладить взаимодействие между этими компонентами и летчиком.

И вот здесь-то Управление перспективных исследований и разработок и решило, что ему нужен свой «Скайнет». Новые особенности боевых действий, связанные с быстрым развитием военных технологий, требовали четкого взаимодействия машины и человека — и это стало залогом успеха в бою. Летчик по-прежнему нажимал на кнопки, но эти компьютеры должны были думать за него хотя бы наполовину. Если человечество не успевает, надо подключать к работе машины.

Программа «помощника летчика» не освещалась в американской прессе в том же объеме, что и автономное наземное транспортное средство. Наверное, это было связано с тем, что ее было гораздо труднее представить себе, нежели огромный, едущий по дороге без водителя танк. Но если посмотреть на сегодняшние технологии распознавания речи, то станет ясно, к чему привели все эти исследования по «помощнику летчика».

Невидимый робот-советник
Система боевого управления стала третьим практическим воплощением программы СКИ, призванным доказать ее целесообразность.

Вот что пишет об этом Роланд в книге «Strategic Computing»:
В военно-морском комплексе боевого управления СКИ система с искусственным интеллектом должна была делать умозаключения о противнике и своих войсках, о боевом составе и боевом порядке с учетом факторов неопределенности, вырабатывать варианты нанесения ударов, осуществлять имитационное моделирование в целях оценки этих вариантов, разрабатывать оперативные планы и представлять доводы и разъяснения.

Система боевого управления была по сути мозгом всей операции, и по этой причине ее держали в тайне, в отличие от ALV. Едущий по дороге без водителя робот может напугать многих. Невидимый робот с невидимым пальцем на ядерной кнопке? Ну, публиковать пресс-релизы на эту тему вряд ли кому-то захочется.

Система боевого управления проектировалась в качестве программного приложения специально для ВМС. (Автономное наземное транспортное средство создавалось конкретно для сухопутных войск, а «помощник летчика» для ВВС.) Но на самом деле, это была просто ширма для более универсальной системы. Все эти технологии планировалось использовать в перспективе там, где в них будет наибольшая необходимость. Разработанную для «помощника летчика» программу распознавания речи планировалось использовать во всех видах вооруженных сил, а не только в ВВС. А система боевого управления должна была подходить всем — кроме, конечно, противника.

Собрать «Скайнет» воедино
Все разнообразные компоненты Стратегической компьютерной инициативы входили в состав более крупной гипотетической системы, которая могла радикально изменить характер войны в XXI веке.

Представьте себе глобальную беспроводную сеть, которая осуществляет контроль над множеством других подчиненных ей сетей в вооруженных силах США. Вообразите, как армии роботизированных танков разговаривают с роями беспилотников в небе и субмаринами без экипажей в море — и взаимодействие между ними осуществляется гораздо быстрее, чем это мог бы сделать любой командующий-человек. А теперь представьте, что все это намного сложнее и с ядерными ракетами, ожидающими запуска в космос.

Концепция Стратегической компьютерной инициативы была невероятно смелой, и вместе с тем, немного необычной, если подумать о том, насколько далеко она могла нас завести. Логику дальнейшего развития искусственного интеллекта и всемирной сети машин-убийц несложно себе представить хотя бы потому, что мы без счету раз видели это в книгах и фильмах.

Будущее войны и мира

Стратегическую компьютерную инициативу в начале 90-х окончательно уничтожило осознание того, что создать мощный искусственный интеллект типа того, который представляло себе DARPA, просто невозможно. Но если все эти разрабатывавшиеся в 1980-х годах технологии и технические новинки кажутся нам странно знакомыми, то это из-за того, что о них в начале XXI века говорят и пишут средства массовой информации.

Системы технического зрения из автономного наземного транспортного средства нашли свое воплощение в роботах типа Atlas компании Boston Dynamics. Мы видим, что система распознавания речи типа Siri из «помощника летчика» используется в ВВС США. А автономные машины испытывает компания Google наряду с множеством других фирм. Все это — технологии войн будущего. А если верить Google, то это еще и технологии мира будущего.

Корпорация Google недавно купила Boston Dynamics, и это вызвало большое удивление у тех, кого беспокоит будущее с армиями самостоятельных роботов. Google заявляет, что Boston Dynamics выполнит все свои старые контракты с военными заказчиками, однако заключать новые не станет.

Но будет или нет Google принимать заказы от военных (что вполне возможно, поскольку они могут это делать тайно, используя средства из своего «черного» бюджета), нет никаких сомнений в том, что граница между гражданскими и военными технологиями всегда была размытой. Если Boston Dynamics никогда больше не будет работать с организациями типа DARPA, но Google будет получать выгоду от исследований, профинансированных военными, то видимо можно будет сказать, что система работает.

Военные добились того, что им было нужно, продвигая исследования в области робототехники через частную компанию. А теперь результаты этих военных технологий дадут о себе знать и в нашей повседневной гражданской жизни — как и множества других технологий, включая интернет.

По правде говоря, в этой статье изложена лишь капля в море из числа тех замыслов, которые Управление перспективных исследований и разработок вынашивало в рамках СКИ. Будем надеяться, что продолжая изучать вчерашние перспективные концепции, мы сможем обрести некий исторический опыт и лучше понять, что наши новые достижения появились не из воздуха. Их даже и новшествами-то не всегда можно назвать. Это результат многолетних исследований и миллиардных ассигнований, которые осваивали сотни организаций, как государственных, так и частных.

В конечном итоге, Стратегическая компьютерная инициатива была ликвидирована не из-за страха перед тем, что она может принести нашему миру. Просто технологии для ее реализации развивались недостаточно быстро — это касается и искусственного интеллекта, и автономных транспортных средств. Но на протяжении двадцати лет с момента сворачивания СКИ все эти разработки умных машин продолжались.

Будущее с очень умными и взаимосвязанными роботами уже почти стало настоящим. Нам не обязательно его любить, но мы не можем сказать, что нас никто не предупреждал о нем.
Collapse )
а не их!, Мой

ФАС оценило патриотизм в 30%

«Ростех» поставит РЖД 15 тыс. российских компьютеров на ₽1 млрд
РЖД и «Ростех» должны были заключить договор еще в январе, однако ФАС потребовала пересмотреть поданные на тендер заявки: РЖД при закупке установили требования к товару, которые указывали на конкретного производителя
РЖД

«Дочка» «Ростеха» Национальный центр информатизации поставит РЖД 15 тыс. компьютеров на базе процессоров российского производства на сумму более 1 млрд руб., сообщили РБК в пресс-службе госкорпорации. Это первая столь крупная поставка отечественной вычислительной техники, отметили в «Ростехе».

О том, что РЖД решили потратить 1 млрд руб. на компьютеры с российскими процессорами для своих подразделений, стало известно в середине января. Максимальная стоимость комплекта, в который также входили монитор, клавиатура и мышь, была установлена на уровне 72 тыс. руб., а общая стоимость закупки составляла 1,08 млрд руб., следовало из документации аукциона.

Техзадание предполагало поставку компьютеров с предустановленными русифицированной операционной системой на ядре Linux, включенной в реестр отечественного программного обеспечения, а также текcтовым, графическим и табличным редакторами и браузером.

Однако позднее Федеральная антимонопольная служба запретила РЖД заключение контракта со структурой «Ростеха». Ведомство вынесло решение об отмене этого тендера на основании жалобы компании-интегратора «Смарт Текнолоджис»: оно согласилось, что естественная монополия при закупке неправомерно установила требования к техническим и функциональным характеристикам товара, которые указывали на конкретного производителя.

Во время рассмотрения жалоб РЖД уже приступили к заключению договора с Национальным центром информатизации «Ростеха», предложившим поставить иностранный товар со снижением начальной максимальной цены на 1%. В итоге ФАС потребовала от РЖД пересмотреть поданные заявки и применить при их оценке 30-процентную ценовую преференцию для поставщиков российской вычислительной техники.

Подпишитесь на рассылку РБК. Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.
Авторы: Виктория Полякова, Мария Кокорева

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/business/23/04/2020/5ea1d4809a794741add4a51c?from=from_main