Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

а не их!, Мой

Михаил Задорнов//рецепт для исправления только в демонополизации экономики, в структурных реформах

В 2005 году вы сказали: «Невозможно добиться экономического роста путем ужесточения экономической системы». Как я понимаю, с тех пор наша экономическая система только ужесточалась. И что же, мы никогда экономического роста не добьемся?

— Средний рост российской экономики — 1,7% в год, притом что даже развитые страны — возьмем семерку крупнейших стран — растут на 2% за этот же период времени. Россия, конечно, немножко подтянется по итогам 2020 года, поскольку все упали гораздо больше, чем мы, но это достаточно слабое утешение. Россия не может себе позволить расти такими темпами — 1,7% или даже 2%. Это мы, кстати говоря, увидим в 2021 году, когда все крупные страны на этом восстановительном скачке будут расти быстрее, чем Россия. Может быть, только Бразилия от нас отстанет.

Это влечет за собой все проблемы: социальное недовольство, раздражение людей, отъезд молодежи за границу. Это, так сказать, вещи абсолютно неправильные, и, к сожалению, рецепт для исправления ситуации только в демонополизации экономики, в структурных реформах, в приватизации значительной части госсобственности. И эти рецепты абсолютно очевидны. Я уверен, что в России придется это делать, если мы хотим обеспечить тот самый нормальный экономический рост.

Я назову несколько простых цифр: Советский Союз распался, имея 11% мирового ВВП. Это был своеобразный ВВП: колготок не производили, детского питания не делали, но зато танки советские можно было видеть в Анголе, Мозамбике.

Просто на берегу стояли десятки танков брошенных. Это фактически был такой ВВП сомнительного потребления. По подсчетам Егора Гайдара, в свое время было 30–35% ВВП, которые реально не нужны были для потребления в человеческом смысле этого слова. Тем не менее — 11%. Америка тогда была порядка 19%, поэтому Советский Союз был порядка половины американского ВВП.

В российское время самая большая доля в мировом ВВП у России была в 2008 году. Это было примерно 3,8–4%. Назовем 4%. Сейчас наша доля 3,1% — это по лучшему расчету, по паритету покупательной способности. Если мы по текущему курсу доллара посчитаем, то это будет менее 2%. Я, как экономист, говорю, что наше ощущение собственного величия совершенно не соответствует нашей роли в мировой экономике.
Она неуклонно сокращается, и, как экономист, я, быть может, немного преувеличиваю, но все военные, политические, геополитические амбиции абсолютно ограничиваются размером твоего ВВП. Оборонный бюджет — это все равно доля — 3,5% от твоего ВВП. Если у тебя не растет экономика, то все твои амбиции…
Collapse )
а не их!, Мой

Мониторинг НИОКР и роль властей РФ

ВВП не вкладывается в науку
Мониторинг исследований и разработок

Газета "Коммерсантъ" №58/П от 05.04.2021, стр. 2
Внутренние затраты на исследования и разработки (ИР) в экономике РФ в 2019 году составили 1,13 трлн руб., или 1,03% ВВП, свидетельствуют данные Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. В постоянных ценах прирост по сравнению с 2010 годом составил 13,4%, но в отношении к ВВП показатель снизился (1,13% в 2010 году).

Основной источник финансирования НИОКР по-прежнему государство (66,3%,против 70,3% в 2010 году). Бюджетные траты на гражданскую науку в 2019 году составили 489 млрд руб. (0,44% ВВП) против 0,53% в 2010 году. Доля вложений компаний выросла с 25,5% до 30,2%, но за счет сокращения бюджетных трат заметной коммерциализации науки не происходит, на ее предпринимательский сектор приходится 60,7% затрат на ИР (688,3 млрд руб.), и этот показатель меняется мало (см. график).


Общее число сотрудников, занятых ИР, также снизилось на 7,3%, до 682,5 тыс. человек, примерно половина из них — исследователи, состав которых помолодел, больше стало и иностранных аспирантов.

Однако премирование ученых за публикации в авторитетных журналах привело к тому, что общее число публикаций российских авторов, индексируемых в Scopus, за 2010–2019 годы выросло почти втрое, с 40,7 тыс. до 115,9 тыс., хотя российских авторов цитируют реже, чем в среднем в мире,— 3,5 раза против 6,2 раза.
В результате вклад РФ в общемировой поток публикаций увеличился с 1,6% до 3,5%.

По числу цитируемых статей в авторитетных научных изданиях Россия на 12-й строчке между Испанией и Южной Кореей (73,4 тыс.), в лидерах — Китай с 540 тыс. статей и США с 461 тыс. статей.

По результативности исследований (количеству патентов) мировая доля РФ существенно меньше — 0,9%. В 2019 году было выдано 34 тыс. патентов (в 2010 году – 30,3 тыс.), а число заявок снизилось на 10%.
Лидируют в мире по этому параметру Китай (40,4% всех патентов), США (15,9%), Япония (13,8%), Южная Корея (7,6%) и Германия (5,4%).
При этом число разработанных передовых производственных технологий выросло в РФ за десять лет почти вдвое — с 864 до 1620. Резко сократился и разрыв экспорта и импорта технологий — в 2010 году импорт превышал экспорт в 2,3 раза, в 2019 году — на 37% ($4,8 млрд и $3,5 млрд соответственно), но пока лишь по итогам одного года.
Collapse )
а не их!, Мой

"Если мы не начнем действовать, они съедят наш ланч" (c) Байден

В новом четырнадцатом пятилетнем плане Китая (именуемом также «14-я пятилетка»), объявленном в прошлую пятницу, научно-технический прогресс назван вопросом национальной безопасности, а не только вопросом экономического развития, что отличается от предыдущих планов.

14-я пятилетка предусматривает ежегодное увеличение расходов всего общества на исследования и разработки более чем на 7%, хотя общие государственные расходы, как ожидается, будут расти гораздо медленнее. Эта цифра даже превышает рост бюджета китайских вооруженных сил. Ожидается, что рост военных расходов Китая в следующем году составит 6,8%, что повышает вероятность наступления эры конкуренции с Соединенными Штатами, подобной холодной войне.

«Соединенные Штаты, которые уже достигли вершины, теперь хотят „разрушить лестницу"», — написал Чжан Сяоцзин, экономист Китайской академии общественных наук, накануне законодательных собраний, проходящих сейчас в Пекине.

Путь к «мировым вершинам технологий», как однажды Си Цзиньпин описал чаяния Китая, явно тяжелый. Ранее правительство планировало потратить 2,5% ВВП на исследования и разработки в течение предыдущих пяти лет, но фактические расходы не достигли этой цели.

Collapse )
а не их!, Мой

Интервью Андрея Нечаев об экономике СССР и переходном периоде

Экс-министр экономики вскрыл тайные причины распада СССР: "Любовницы директоров"
У страны был шанс пойти по пути Китая

Развал СССР остается предметом для споров. Одни считают, что его можно было предотвратить, другие - что страна была обречена, что распад державы начался с ее заскорузлой экономики, которая уже к середине 80-х полностью утратила жизнеспособность. Причины краха Советского Союза мы обсудили с доктором экономических наук, министром экономики России в 1992-1993 годах Андреем Нечаевым.

У страны был шанс пойти по пути Китая
- Был ли развал СССР неизбежным?

- Ответ надо искать глубоко в истории. Я разделяю мысль бывшего премьера Великобритании Маргарет Тэтчер, которая говорила, что социализм советского, жесткого планово-административного типа – это искусственная и надуманная система. Она работала до поры до времени, пока держалось на страхе и рабском труде.

Но уже где-то к середине 60-х годов стало понятно, что система захлебывается. Тогда была предпринята первая попытка ее трансформировать – путем, так называемых, косыгинских реформ - повышения самостоятельности предприятий, введения элементов хозрасчета. Но вскоре советское руководство испугалось событий Пражской весны 68-го, и преобразования были свернуты.

В принципе, крах грозил Советскому Союзу уже в середине 70-х, но тут открыли Самотлорское месторождение, и его дешевая нефть в сочетании с резко скакнувшими после второй арабо-израильской войны ценами на «черное золото» позволила продержаться еще какой-то период. Тогда страна и ее экономика плотно сели на нефтяную иглу.

В трудах Егора Гайдара, который много работал с архивами, цитируется одна из телеграмм премьера Косыгина министру нефтяной промышленности: «Изыщи еще немного нефти, очень хлебушка хочется». Мы критически зависели от импорта зерна, на пике доходившего до 45 млн тонн в год. Союз был не в состоянии сам себя прокормить.

Следующую попытку оттащить страну от пропасти предпринял Горбачев, с экономической точки зрения, в отличие от демократизации, неудачную. И к концу 80-х годов советская экономика фактически находилась в состоянии коллапса – в плане и потребительского рынка, и бюджета, и финансов в целом.

Параллельно Михаил Сергеевич дал больше самостоятельности региональным и республиканским элитам, которые стали тянуть одеяло на себя. Лозунг «Хватит кормить Москву!» обрел бешеную популярность на местах. Каждая республика надеялась, что из тяжелейшего социально-экономического кризиса она в одиночку выйдет проще и с меньшими потерями.

К тому моменту, когда эти два фактора – экономическая разруха и центробежные тенденции – сошлись, СССР был обречен. Хотя, если бы Горбачев начал более радикальные реформы раньше, а с другой стороны, не опоздал бы с попыткой прийти к новому союзному договору (который был сорван путчем августа 1991-го), СССР мог бы уцелеть, но в более гибкой форме - типа конфедерации. При этом он в любом случае потерял бы прибалтийские республики, твердо настроенные на обретение суверенитета. Августовский путч 1991 забил последний гвоздь в гроб Советского Союза.


- После Великой Отечественной войны страна так и не отошла от мобилизационной модели, продолжала штамповать танки, создала ядерное оружие, запустила человека в космос. При этом население ютилось в коммуналках и ездило на автобусах в Москву за колбасой. То есть, на одном полюсе - баллистические ракеты, на другом – абсолютное потребительское убожество. Насколько этот разрыв был губителен для экономики?

- На космическую и ядерную программы, на оборонную сферу работала вся экономика. Потребление населения всегда было вторично. Первый завод по производству туалетной бумаги открылся в СССР в конце 60-х годов, до этого людям приходилось пользоваться в отхожем месте газетой «Правда». Цветное телевидение как технологическая идея было изобретено в Советском Союзе, а цветные телевизоры вошли в обиход на 20-30 лет позже, чем на Западе.

Таких примеров не перечесть. Можно вспомнить, что паспорта у колхозных крестьян появились лишь через полтора десятка лет после окончания войны. До этого было фактически узаконенное рабство. До 1966 года в СССР действовал обязательный минимум трудодней в год для каждого колхозника, когда деньги за работу вообще не выплачивались. В результате сельское хозяйство совершенно захирело, хотя царская Россия являлась одним из крупнейших в мире производителей сельхозпродукции и крупным экспортером зерна.

- Регионы, республиканские центры, тогдашние союзные республики, Российская Федерация, Москва – все эти субъекты СССР снабжались совершенно по-разному в финансовом, материальном плане. Как эта неравномерность, эта диспропорция отразилась на судьбе страны в конечном итоге?

- В Советском Союзе Россия выполняла довольно странную роль - одновременно метрополии и колонии. В Москве были сосредоточены все органы союзного управления, сама экономика РФ управлялась из федерального центра, и вместе с тем она являлась донором для большинства республик, в том числе за счет искусственной системы цен. Этой теме была посвящена моя последняя, перед приходом в правительство, научная работа.

Мы провели расчет на основе межотраслевых моделей, как выглядела бы ситуация с точки зрения межреспубликанских потоков, если бы СССР перешел на мировые, рыночные, сбалансированные цены. Так вот, оказалось, что положительное сальдо имеют только Россия и Азербайджан, у которых собственные залежи и добыча нефти. При этом все республики считали, что именно они кормят федеральный центр, Москву.

- Кабинет Егора Гайдара, в котором вы работали, фактически стал правопреемником последнего советского правительства. Какое «наследство» от советской экономики вы получили?

- Замечу, что мне довелось потрудиться в Института экономики и прогнозирования научно-технического прогресса АН СССР под руководством академика Александра Ивановича Анчишкина, который занимался не абстрактными теориями, а насущными проблемами. Но поскольку многое было тогда строго засекречено, мы не знали о каких-то принципиальных вещах.

Масштаб бедствия стал для нас ясен уже после прихода в правительство, где я возглавил валютно-экономическую комиссию. Выяснилось, например, что золотой запас Советского Союза похудел в пять раз, был распродан премьерами Рыжковым и Павловым в конце 80-х – начале 90-х. Страна фактически жила на политически мотивированные кредиты, которые Запад давал Горбачеву, но их не хватало.

В какие-то дни в валютном резерве именно правительства (не берем в расчет ЦБ с его золотовалютными резервами) оставалось $20-30 млн при внешнем долге $120 млрд. Почти все птицекомплексы, свиноводческие комплексы, снабжавшие население городов мясом, держались тогда на импортном зерне. В какой-то момент зерна в хранилищах оставалось на два-три дня, поскольку кредиты после августовского путча были перекрыты, и поток зерна из-за границы иссяк.
В конце 1991 года дефицит бюджета составлял 33-35% ВВП (сейчас мы рассуждаем: 3-4% — это много или мало) и покрывался на 90% денежной эмиссией, печатанием денег, что дополнительно разгоняло потенциальную инфляцию. Госказна была пуста. Таковы дополнительные свидетельства о реальной эффективности советской экономики, о «величии» которой до сих пор любят рассуждать дилетанты.

Авторы: ГЕОРГИЙ СТЕПАНОВ
Collapse )
а не их!, Мой

Курс по БигМаку не вечен (ножницы внутренних и внешних цен начнут сходиться)

Президент РФ Владимир Путин считает, что рост цен на базовые продукты в России нельзя объяснять влиянием пандемии. Такое мнение он выразил в среду на совещании по экономическим вопросам. Глава государства связал инфляцию в России с попыткой подогнать внутренние цены под мировые и увеличить вывоз продовольствия за рубеж.

"Рост цен на базовые продукты питания - это пандемией не объяснишь. При чем здесь пандемия?" - возмутился Владимир Путин. Его реакцию приводит ТАСС.

По его словам, пандемией можно объяснить сокращение производства и высвобождение рабочей силы, а также снижение доходов. "Никому не нравится снижение доходов, уверяю вас, и вы сами это хорошо понимаете. Но это люди еще могут понять в связи с объективными сложностями, которые происходят не только в нашей стране, а в мире", - подчеркнул президент.

Другое дело, продолжил Путин, это рост цен на базовые продукты питания. Он привел в пример сахарный песок: согласно данным Минсельхоза, производства достаточно для того, чтобы покрыть внутренние потребности, а цены при этом выросли на 71,5%.

"Слава богу, здесь стабилизация, как мне докладывают, происходит определенная. А подсолнечное масло? [Цена выросла на] 23,8% и продолжает расти. Мука на 12,9% выросла, макаронные изделия - 10,5%, хлеб и хлебобулочные изделия на 6,3%", - поделился данными Путин.

Он связал рост цен на продукты с попыткой подогнать внутренние цены под мировые. "Объяснение-то есть, конечно! Это динамика цен на мировых рынках и попытка подогнать внутренние цены под мировые, а также использовать экспортные возможности", - сказал глава государства.

Инфляция в России в годовом выражении увеличилась до 4,4%, превысив целевые значения Банка России, заявил президент. По его словам, "здесь сказался ряд объективных факторов, включая сложности в работе предприятий в условиях эпидемии и ослабление рубля".

Президент подчеркнул, что все принимаемые в экономике меры должны быть тщательно изучены. "И, конечно, самое главное - это интересы и благополучие наших граждан. Поэтому все решения должны быть сбалансированными и, еще раз хочу
Collapse )
а не их!, Мой

Диктат производителя и перекупщиков

Поразительно каккрупные компании последовательно диктуют потребителям удобные для них правила игры
В том же OZON куча отделений и в большинстве расчет наличными или картами невозможен
Сбер загружает абсолютно бессмысленным двойным сервисом информации о покупках
Власти решили довести суперджет до импортозамещения (вряд-ли это улучшит его потребительские качества, включая выживание пассажиров) и спонсирует это
Ну и заём на льготных условиях Лукашенко
Удивительно, как экономика и потребители всё это продолжают терпеть!
а не их!, Мой

ECONOMIST КИТАЙ и СИНОМИКА

Китай бросил вызов скептикам, поскольку его государственный капитализм быстро адаптировался и начал менять форму.
Например, ещё 20лет назад акцент делался на торговлю, а сейчас экспорт составляет лишь 17% от ВВП.
В 2010-е годы чиновники предоставили технологическим компаниям, таким как «Алибаба» и «Тенсент» (Tencent), достаточно возможностей, чтобы превратиться в гигантов, а в случае с «Тенсент» создать информационное приложение под названием WeChat, которое также является инструментом партийного контроля.
Сегодня осуществляется следующая фаза китайского государственного капитализма, которую британцы назвали Синомикой (Xinomics).
С момента прихода к власти в 2012 году политической целью господина Си, как считают в Лондоне, было укрепление партийного руководства и подавление инакомыслия как внутри страны, так и за рубежом. Его экономическая повестка направлена на укрепление порядка и устойчивости к угрозам.

И на это были все основания, считают британские эксперты: с 2008 года государственный и частный долг вырос почти до 300% от ВВП, а бизнес раздроблен между громоздкими государственными предприятиями и частным сектором, который является инновационным, но стоит лицом к лицу с хищными чиновниками и не совсем ясными для всех правилами. По мере распространения протекционизма китайские компании рискуют оказаться заблокированными на внешних рынках и лишиться доступа к западным технологиям.

Согласно оценкам экспертов, Синомика имеет три элемента.

Во-первых, жесткий контроль над экономическим циклом и долговой системой. Эксперты уверены, что время сверхогромных фискальных и кредитных займов завершилось. Банки были вынуждены признавать внебалансовую активность и накапливать буферы. Больше кредитования происходит за счет чистого рынка облигаций. В отличие от реакции на финансовый кризис 2008-09 годов, реакция правительства на covid-19 была сдержанной, при этом стимулирующие меры составили около 5% от ВВП, что менее чем в два раза ниже, чем в Америке.

Второе направление — более эффективное административное устройство, правила которого единообразно применяются во всей национальной экономике. При том, что как считают авторы статьи, г-н Си использовал партийный законодательный акт, чтобы посеять страх в Гонконге. Китайский лидер построил на материке коммерческую правовую систему, которая гораздо более отзывчива к бизнесу.
С момента его вступления в должность в 2012 году количество банкротств и патентных исков, некогда весьма малочисленных, выросло в пять раз. Значительно сократилась бюрократическая волокита, и теперь для того, чтобы основать компанию, требуется всего девять дней. Таким образом новые достаточно предсказуемые правила должны позволить рынкам работать без осложнений, что стимулирует экономику.

Последний элемент, согласно британским экспертам — стереть границы между государственными и частными компаниями. Государственные компании вынуждены увеличивать свою финансовую прибыль и привлекать частных инвесторов. В то же время государство осуществляет стратегический контроль над частными компаниями через партийные ячейки внутри них.
Система «черных списков» кредиторов наказывает компании, которые плохо себя ведут. Вместо огульной промышленной политики, такой как кампания «Сделано в Китае 2025», которая стартовала в 2015 году, г-н Си переходит к фокусированию на тех точках поставок, где Китай либо уязвим перед иностранным принудительным вмешательством, либо может распространить свое влияние за границей. Это означает наращивание самодостаточности ключевых технологий, включая полупроводники и аккумуляторы.
Collapse )
а не их!, Мой

Трехшкальное будущее экономики

Трехслойный план спасения путиномики: народ снова за бортом
Хозяйственные мероприятия властей разделились на долгосрочно-утопические, среднесрочно-риторические и краткосрочно-практические.

Принесенная пандемией экономическая реальность стала бытом. Понятно, что наше начальство, переборов растерянность, старается в ней устроиться поудобнее.

И вот на уходящей неделе мы убедились, что обновление хозяйственных подходов закончено. Вожди сформулировали трехслойную экономическую политику, охватывающую решительно все — от текущих решений и до посулов, обращенных к будущим поколениям. В кратком изложении это выглядит так.

1. Стратегия. Утопия стала более скромной, но не менее фантастической.

Фактическую отмену «майского указа»-2018 и замену его декретом, переносящим выполнение нацпроектов и достижение «национальных целей» с 2024-го на 2030-й, часто объясняют обнулением путинских президентских сроков. Но это больше повод, чем причина. Уже к началу поправочной кампании, совпавшей с первыми всплесками эпидемии, треть шестилетки 2018—2024 осталась позади, и полная ее неудача была совершенно очевидной. Не тем, так другим способом суперпланы пришлось бы отменить или, что почти то же самое, перенести в далекое будущее.

Хотя новый указ начинается с привычных громких слов («В целях осуществления прорывного развития Российской Федерации…»), большая часть прежних торжественных обещаний, вроде выхода на пятое место в мире, из него удалена. Но и оставшиеся вполне утопичны. В том числе и главный пункт: «улучшение жилищных условий не менее 5 миллионов семей ежегодно и увеличение объема жилищного строительства не менее чем до 120 миллионов квадратных метров в год».

«Исторический шанс» снова надуть народ
Как и все наши руководители за последние сто лет, Владимир Путин обещает снабдить народ доступным жильем. «У нас есть исторический шанс в обозримые сроки, может быть, впервые за всю историю России решить, кардинально решить жилищный вопрос», заявил он на днях. То, что вождь повторил собственное предписание, провозглашенное в далеком 2012-м («У нас есть исторический шанс впервые за много десятилетий создать реальные условия для решения жилищной проблемы в России»), лишь подтверждает его непреходящий интерес к жилищной проблеме. Следовательно, нынешний перенос ее решения на очередные шесть лет — точно не последний.

Немаловажна и красота подачи нового комплекта посулов. Наше поколение видело «Стратегию-2010», а потом и «Стратегию-2020». Утопичность первой из них выявилась при попытках реализации, а осуществить вторую даже не пробовали. Обещания-2030 логично и, я бы сказал, элегантно продолжают этот славный ряд.

2. Среднесрочные планы. Сочинены, но не рекламируются.

Общенациональный план восстановления экономики (2020—2021) был составлен правительством и вчерне одобрен вождем еще в июне. Публике его не особенно показывают, но, судя по косвенным признакам, он официально принят к исполнению. Выступая этими днями в Думе, премьер Мишустин не раз давал это понять, хотя в детали и не углублялся.

Но из пересказов мы и так знаем, что план рассчитан на два года, разбит на три этапа, включает 500 мероприятий, обойдется в 5 трлн руб. и будет увенчан (во второй половине 2021-го) началом процветания: «выходом на траекторию устойчивого долгосрочного экономического роста, сокращением бедности и увеличением количества граждан с доходами выше прожиточного минимума». Давно знакомые и прекрасные слова, не тускнеющие от многократного повторения.

В Мишустине разглядели преемника
Впрочем, премьер не так уж рвется все это повторять и подробности общенационального плана, особенно его хронологическую разбивку, вовсе не рекламирует. И это мудро. Первый вице-премьер Белоусов вместе с Минэкономразвития и прочими прогнозирующими ведомствами выполнили высочайший приказ и сочинили требуемый документ. Но как все пойдет в реале, никто, разумеется, не знает, да и не может знать.

Ведь многое придется на ходу решать заново, и сотни мероприятий, торжественно записанных в перечень, будут заменены другими, продиктованными меняющейся обстановкой. Среднесрочные планы менее фантастичны, чем долгосрочные, но воображать, что страна два года будет по ним жить, может только особо наивная часть наших начальников.

3. И, наконец, третий слой — текущие управленческие решения. Их и стоит принимать всерьез.

Чтобы понять логику капитанов российских финансов и экономики, надо посмотреть, что происходило во втором квартале этого года, на пике кризиса.

Нефтегазовые доходы федерального бюджета сократились против того же отрезка 2019-го почти на 60%. Это объяснялось не только падением цен, но и сокращением добычи и экспорта, предписанных договоренностями с саудитами. Выручка от нефтеэкспорта вышла 16-летний минимум, а от экспорта газа — на 18-летний.

При этом бюджетные расходы во втором квартале выросли на 38%. Круто увеличились медицинские траты и трансферты регионам, собственные доходы которых резко упали. Начали слегка экономить даже на военно-охранительных расходах. При этом финансирование того, что называют «социальной политикой», выросло несильно. Господдержка потерявших доходы граждан была (и сейчас остается) очень скромной. Даже по официальным подсчетам, реальные располагаемые доходы россиян упали во втором квартале на 8%. А фактически, видимо, существенно больше.

При этом общегосударственные индикаторы даже в эти месяцы оказались не так плохи. Сальдо счета текущих операций (отображающее в первую очередь экспорт и импорт товаров и услуг) во втором квартале осталось положительным (+$1млрд). Отток частного капитала оказался довольно умеренным ($12 млрд). Российские международные резервы (включающие в себя и Фонд национального благосостояния), хотя временами и колебались, сегодня даже выше, чем в начале года — соответственно $574 млрд и $551 млрд.

То есть подкрепленная колоссальными резервами макроэкономическая устойчивость, являвшаяся для Путина абсолютным приоритетом во все годы его правления, сохранена и на этот раз. Ценой оставления без поддержки тех, по кому апрельско-майский локдаун ударил с особой силой: занятых в «сером» секторе, а также и во вполне «белых» торговле и обслуживании.

Никому не известно, быстро или медленно они теперь будут приходить в себя — а это десятки миллионов людей и миллионы замороженных бизнесов. В отличие от «общенационального плана», в котором все гладко, реальное управление в предстоящие месяцы будет иметь дело и с этими, и со многими другими проблемами, включая такие, которые сегодня никто не предвидит.

Экономические власти, скорее всего, намерены действовать том же духе, что и раньше. То есть жертвовать рядовыми людьми, сберегая резервы и пуская их в ход лишь в крайнем случае и по минимуму. И, конечно, с замиранием сердца следить за нефтяными ценами, надеясь, что они не будут так низки, как в апреле.

Исходящий из этих правдоподобных предположений (и сорокадолларовой цены на нефть) прогноз Центра развития ВШЭ обещает в этом году бюджетный дефицит величиной 4,8% ВВП (т.е. больше 5 трлн руб.) при федеральных доходах 16,6% ВВП и расходах 21,4% ВВП.

Предполагается, что дополнительные траты пойдут на поддержку Пенсионного фонда, добавочное финансирование регионов и так называемые антикризисные меры, в основном адресованные большому окологосударственному бизнесу. Обо всем прочем станут заботиться лишь постольку-поскольку, если вообще станут. А бюджетный дефицит профинансируют ростом госдолга, расходованием так называемых остатков на счетах и лишь в совсем уж критической ситуации небольшими зачерпываниями из ФНБ.

Как глубоко в итоге упадут экономика и реальные доходы в 2020-м, можно только гадать. Все это похоже на хирургическую операцию, осуществляемую группой людей различной степени грамотности, преследующих разные цели.

Большинство экспертов считают, что экономика России в этом году потеряет процентов пять или шесть. Но ученые часто меняют свои предвидения. Ничто не мешает надеяться на скорое возвращение в благодатный 2019-й, но шансы, по-моему, невелики.

Тем более — при трехслойной экономической политике, обязанной одновременно обслуживать интересы казенных миллиардеров, алчность хранителей госрезервов, ведомственные плановые мании и «прорывные» высочайшие грезы.

Сергей Шелин
Collapse )
а не их!, Мой

Дынкин С позиции экономики

— Особенно когда еще и товарное производство сокращается?..

— Вы очарованы марксизмом. В том-то и дело, что мир изменился! Сокращение рутинной работы дало прибавку в сегменте креативном. Прежде всего в сфере услуг. Мир экономики сегодня покоится не на товарном производстве, а на оказании услуг.
В ВВП США доля всей обрабатывающей промышленности в 2019 году была менее 11 процентов, сельского хозяйства — меньше 1 процента. А финансы, страхование, лизинг — 21 процент, профессиональные и деловые услуги — 13 процентов, частный сектор здравоохранения — 7,5 процента.
В современной экономике капитал воплощается не только в станках, оборудовании, зданиях, но все больше в виде цифровых платформ, алгоритмов, больших данных. А значит, права интеллектуальной собственности становятся критическими для инвестирования в эти формы капитала. Иными словами, материальное потребление и производства уступают место нематериальному производству и потреблению, основанным на неисчерпаемых и возобновляемых источниках и ресурсах. Прежде всего это креативные и творческие ресурсы, а также альтернативная энергетика.

Вот мы и получаем мир, в котором уже нет смысла покупать машину, потому что ее можно арендовать на любой срок, сэкономив на техобслуживании, хранении и страховании. Это мир, где нет смысла покупать квартиру или дом, достаточно опять же арендовать или даже перевозить с собой по миру, как модульные дома одной датской фирмы. Это иной образ жизни и мысли.
Фетиш материального потребления, который столетиями был главным стимулом зарабатывать, окончательно ушел в прошлое. В России он еще действует, но уже недолго осталось.

— Неужели есть спрос на такое большое количество услуг?

— Если бы его не было, то в числе миллиардеров не оказывались бы владельцы Facebook или Amazon. А небедственное положение Netflix, Yandex и т.д.? В последние 10–15 лет зафиксирован стремительный рост нематериального производства и нематериального потребления.

— А есть ли риск перепроизводства услуг, как в свое время фиксировали перепроизводство товаров?

— Услуга с точки зрения экономики — такой же товар, как и ботинок. Но в отличие от материальных товаров спрос на услуги может расти практически до бесконечности.

Более того, спрос на услуги еще и множится от поколения к поколению: вкус, как известно, приходит во время еды. Это в природе человека — стремление к развитию и совершенствованию, с одной стороны, и жажда развлечений и новых ощущений — с другой. Еще 10–15 лет назад спроса, например, на услуги онлайн-тренера по йоге не фиксировалось.

— Но откуда у населения, оказывающего друг другу услуги, берутся средства, если не действует формула «товар — деньги — товар»?

— Действует формула «услуги — деньги — услуги». Вы заработали деньги как журналист, оплатили ими покупку фильма на Netflix или IVI, а еще услуги связи в МТС, услуги интернет-провайдера, услуги фитнес-центра или индивидуального тренера и др.
В вашей корзине трат услуги сегодня составляют 40–50 процентов. А в кризис и карантин население всех развитых стран обнаружило, что количество вещей в гардеробах, обуви и аксессуаров явно превосходит их потребности. На удаленке столько не надо. А вот услуг требуется, напротив, даже больше. В карантин появились даже новые виды.
Например, народ активно «ходил» онлайн по ведущим музеям мира, слушал лекции — от искусствоведческих до гастрономии, занимался онлайн-фитнесом.

— Но крупные капиталы все меньше инвестируются в товарное производство...

— Действительно, объемы таких инвестиций упали. Деньги всегда были особой субстанцией в мире экономики, а сейчас этот мир и вовсе живет по собственным законам. Сегодня финансы — это, прежде всего, кредит, потому что именно он создает стоимость. Все остальное — инструменты и усложненные формы страхования этого кредита. В какой-то степени они переразвиты и плохо поддаются регулированию (достаточно посмотреть на ситуацию с биткойнами). Но следует воспринимать такую ситуацию спокойно: это очередная, пусть и немного пугающая, веха в развитии.

— Возможно ли, на ваш взгляд, появление квазиденег — для богатых и для бедных? Употребление последних будет ограниченно, как в случае с целями использования материнского капитала...

— Это при социализме были разные деньги: рубль в советском магазине одежды и рубль в 200-й секции ГУМа — совсем разные рубли, а ведь были еще и валютные чеки.

В конкурентной рыночной экономике квазиденьги исключены, хотя продуктовые талоны для хронически безработных имеются и в США. Вообще, в новом мире, базирующемся на оказании и потреблении услуг, роль государства заметно вырастает по сравнению со всеми предыдущими периодами развития человечества.

Еще столетие назад оно не занималось массовым перераспределением благ внутри общества. Сегодня же эта его функция неоспорима и год от года становится все более заметной. Государство, с одной стороны, аккумулирует средства, получаемые в виде разного рода налогов и платежей, а потом «раздает» их на социальные нужды — здравоохранение, образование, оборону, поддержку малоимущих и социально незащищенных слоев населения, пособия по безработице и на вмененный доход.

Последний уже активно опробовали финны: они пришли к выводу, что следить за тем, действительно ли человек потерял работу, обходится бюджету дороже, чем выплата по 500 евро, с тем чтобы затормозить обнищание населения. Вмененный доход будет совершенно точно распространяться по планете.
Хотя бы потому, что, каковы бы ни были его размеры сегодня,— это сущие крохи по сравнению с расходами на образование или здравоохранение.

Collapse )